Home / Педагогика, психология, конфликтология / Стрелецкий И.Я. Как нам реорганизовать обучение и подготовку бакалавров государственного и муниципального управления

Стрелецкий И.Я. Как нам реорганизовать обучение и подготовку бакалавров государственного и муниципального управления

Стрелецкий Игорь Яковлевич – доцент кафедры
государственного и муниципального управления
Академии гражданской защиты МЧС России

кандидат исторических наук

Streleckii-igor@mail.ru

 

Как нам реорганизовать обучение и подготовку бакалавров
государственного и муниципального управления

How can we reorganize the education and training of bachelors

state and municipal government

 

Аннотация: в статье критически рассматриваются некоторые проблемы подготовки студентов-бакалавров, обучающихся по направлению подготовки «Государственное и муниципальное управление» (далее – ГМУ) и предлагаются пути их решения, в том числе, с применением опыта организации учебного процесса в военно-политических училищах, а также опыта подготовки студентов-специалистов Академии с 2008 по 2015 гг.

Статья подготовлена в рамках научной школы «Государственная политика и управление», функционирующей на постоянной основе в Академии гражданской защиты МЧС России.

Abstract: The article critically examines some of the problems of training bachelor students who study in the field of preparation «State and municipal management» (hereinafter referred to as the «State and municipal administration») and suggests ways of solving them, including applying experience of organizing the educational process in military-political schools, as well as the experience of training students of the Academy from 2008 to 2015.

The article was prepared within the framework of the scientific school «State Policy and Management», functioning on a permanent basis in the Civil Defense Academy EMERCOM of Russia.

Ключевые слова: абитуриент, Академия гражданской защиты, активность, бакалавр, ВКР, военное училище, военная подготовка, выпускник, время, ГМУ, гос. экзамен, задача, зачет, интерес, количество, курс, курсант, медкомиссия, МЧС России, навыки, норматив, образование, обучение, практическое, профотбор, посещаемость, преподаватели, самоподготовка, семестр, сессия, содержание, спасатель, специалист, студент, теоретическое, умения, успеваемость, учеба, учебная группа, учебные дисциплины, физическая подготовка.

Keywords: university entrant, Civil Defense Academy, activity, bachelor, WRC, military school, military training, graduate, time, State Medical University, state. exam, task, test, interest, quantity, course, cadet, medical examination, EMERCOM of Russia, skills, standard, education, training, practical, professional selection, attendance, teachers, self-preparation, semester, session, content, rescuer, specialist, student, theoretical, skills, academic performance, study, training group, academic disciplines, physical training.

 

Текст статьи в PDF

Рецензия

 

Ни для кого не секрет, что в последние годы качество знаний студентов нашей Академии, обучающихся по специальности «Государственное и муниципальное управление», значительно снизилось. Если раньше, 5–7 лет назад, отчисление даже одного студента было достаточно редким явлением, то сегодня отчисление сразу нескольких первокурсников из одной учебной группы – обычное дело, к которому, к сожалению, уже успели привыкнуть. Безусловно, в числе главных причин – личная неорганизованность студентов, их безответственность, элементарное нежелание учиться. Существует и объективное обстоятельство – такое как единый госэкзамен (ЕГЭ). Это известная проблема, о которой много говорят и пишут, и недаром: ведь из-за введения ЕГЭ во многих российских школах процесс обучения, по сути, сведен к натаскиванию на него, в основном путем тестирования, а не к углубленному изучению общеобразовательных дисциплин, как было во времена «классического» среднего образования. Еще одна причина участившихся отчислений – стремление студентов использовать учебное время для заработка на стороне.

Из года в год ситуация повторяется. Дошло до того, что даже на выпускном курсе некоторые студенты привлекались на заседания выпускающей кафедры для заслушивания о причинах систематических пропусков занятий и целого ряда задолженностей. Особенно не радует присутствие в этом списке студентов, на младших курсах успевавших на «хорошо» и «отлично» и не имевших проблем с посещаемостью.

Нынешние третьекурсники – две учебные группы – результат слияния набранных на 1-м курсе трех групп, состоявшегося после окончания студентами 2-го курса в прошлом году. До этого многие студенты на 1-м и 2-м курсах обучения были отчислены за систематические прогулы и очередную несданную сессию, а некоторые перевелись на факультет заочного обучения[1].

Счастливым исключением стал набор 2015 года, из которого были сформированы две учебные группы, сейчас заканчивающие 2-й курс. Средние показатели по учебе в этих группах сравнительно высоки. Но успеваемость большинства нынешних первокурсников – тоже двух учебных групп – низка, как ни у кого из их предшественников, также низка и посещаемость. Из тех, кто более-менее регулярно ходит на занятия, большинство все равно предпочитает отсидеться на внелекционных аудиторных занятиях, не проявляет активности, а искреннее желание получать новые знания выказывают в буквальном смысле единицы. Уже сейчас из этих двух групп в общей сложности отчислены или переведены на другие направления подготовки 8 чел., еще как минимум 7 чел. находятся на грани отчисления из-за постоянного отсутствия на занятиях (это не более чем вопрос времени), и можно вполне обоснованно предположить, что и они не последние.

Отчего так происходит? Ответ сколь неприятен для нас, столь и очевиден: на специальности гуманитарного профиля из школ поступают в основном троечники, для которых учеба – непосильный и, как они считают, ненужный труд. Есть среди них и те, кто желает «откосить» от армии или, по крайней мере, получить отсрочку. И лишь немногие на самом деле интересуются знаниями в области истории, политологии, социологии и других общественных наук. Ситуация усугубляется так называемой Болонской системой получения высшего образования, на которую наши студенты были переведены, начиная с 2011 г. Теперь выпускникам не нужно сдавать гос. экзамены, что еще более их расхолаживает.

Что делать, как исправить ситуацию? Считаю, ответ очевиден: нужно вводить вступительные испытания, без них не обойтись, но не «сборную солянку» из вопросов в различных областях «общественного знания» (того, что именуется обществоведением или обществознанием), а именно такие, которые по-настоящему позволят выявить уровень базовых знаний абитуриентов. Я бы предложил экзамен по отечественной истории, и не только потому, что сам веду занятия по историческим дисциплинам, а потому, что именно история, а вовсе не размытое по содержанию обществоведение (или обществознание – назовите как угодно) – главная дисциплина общественного цикла, которая изучается в школе на протяжении нескольких лет. В отличие от обществознания история гораздо более конкретна. По результатам одного такого экзамена сразу отсеется доброе число «незнаек» и лодырей.

Но первым вступительным испытанием для абитуриентов должен стать экзамен по физической подготовке. Будущий государственный или муниципальный служащий обязан не только уметь работать головой, но и быть физически развитым, тем более, тот, кто готовится управлять людьми в чрезвычайных ситуациях. Государство сейчас уделяет данному вопросу повышенное внимание, о чем свидетельствует возрождение в нашей стране норм «ГТО». Однако достаточно заглянуть в журнал учебных занятий любой группы, чтобы убедиться: наибольшее число пропусков совершается именно по физической подготовке. Причина все та же: лень многих студентов, нежелание «напрягаться» – отсюда и стремление уклониться от физических занятий под любым предлогом. И это даже несмотря на то, что в Академии создана прекрасная учебно-материальная база для занятий физкультурой и спортом, включая бассейн; Академия расположена в лесной зоне, вокруг чистый воздух. Даже среди самых престижных вузов Москвы и Московской области немногие могут похвастаться такими условиями.

Разумеется, бывают исключения, обусловленные болезнью, но это именно исключения. Чтобы их избежать, необходимо направить абитуриента на медицинскую комиссию – и это должно стать самым первым шагом на пути его зачисления в Академию.

Любой, кто прочтет все вышеизложенное, спросит: а чем же, в таком случае, студенческий набор будет отличаться от курсантского? Действительно, мало чем будет отличаться. А кто сказал, что непременно должно быть наоборот? Разве наша Академия – не военно-учебное заведение? И этот статус должен диктовать свои условия. В то же время показатели годности могут (и должны) быть не такими строгими, как для курсантов, но этот вопрос находится в компетенции медицинских специалистов, и его можно решить.

Итак, сначала медицинская комиссия, затем экзамен по физподготовке – снова-таки, не столь строгий, как для курсантов, но, тем не менее, обязательный, и в завершении – вступительное испытание по отечественной истории. Возможен, и даже нужен профессиональный отбор, поскольку некоторых наших выпускников трудно представить даже на первичных должностях в каких бы то ни было управленческих структурах.

Но, возразят мне, тогда мы рискуем вообще не набрать студентов на основную гуманитарное направление подготовки или в лучшем случае наберем одну группу из 10-15 обучающихся. К тому же, нет гарантии, что из этого количества никто не будет отчислен на протяжении курса обучения – что же мы получим на выпуске? И это не говоря о том, что Академия лишится стабильного финансового вливания в виде оплаты за обучение, ведь подавляющее большинство студентов сегодня учится на платном основании.

Чтобы решить этот вопрос, предлагаю следующее. Всех, кто сдал оба экзамена (физподготовку и отечественную историю) на «отлично», сразу зачислять на бюджетное отделение. По опыту могу сказать: таких будет очень немного, так что гос. бюджет вполне выдержит эту нагрузку (даже в условиях внешних санкций). Тем не менее, это послужит неплохим материальным стимулом для поступающих. Сдавшие один экзамен на «отлично», а другой на «хорошо» платят в первом семестре обучения 25 % от установленной нормы оплаты. Сдавшие оба экзамена на «хорошо» платят в первом семестре 50 % установленной нормы; сдавшие один экзамен на «хорошо», а другой на «удовлетворительно» – 75 %; сдавшие оба экзамена на «тройку» – полную стоимость обучения за первый семестр.

Пусть даже в итоге мы наберем не 60 чел., а 30 или даже 20 чел. Но зато это будут люди, с которыми можно работать, а не тратить время и нервы на разные собрания и заседания, исправление «двоек», пересдачи зачетов и экзаменов и проч.

В дальнейшем, поскольку дисциплин в ходе обучения будет значительно больше, чем на вступительных испытаниях, оценочные требования следует несколько снизить, а в основу положить средний балл успеваемости за первый курс. Почему не за семестр? Поясню. Во-первых, если у студента по итогам первого семестра показатели успеваемости оказались значительно ниже, чем при сдаче вступительных экзаменов, надо дать ему шанс исправить положение во втором семестре до определенного минимального уровня. Тем самым он должен доказать, что оценки, полученные им ранее, не случайны и не завышены, а снижение успеваемости в первом семестре обусловлено, к примеру, недостаточно скорой адаптацией к условиям обучения, но не более. К примеру, студенты, зачисленные на бюджетное отделение за отличную сдачу вступительных экзаменов, должны показать по итогам первого курса средний балл не ниже 4,5. В этом случае они остаются учиться на бесплатной основе, в противном – переводятся на платное отделение с оплатой, соответствующей среднему баллу их успеваемости за минувший учебный год. И так же в отношении всех остальных категорий по успеваемости – эту систему можно проработать, но в целом смысл, думаю, понятен.

Во-вторых, лучше фиксировать средний балл именно за учебный год, а не за семестр, чтобы не создавать ненужную нагрузку сотрудникам факультета, финансовой части и прочим структурам, так или иначе задействованным в переводе студентов с платного отделения на бесплатное, и наоборот. «Бумажной» работы у всех и без того хватает.

Хорошо было бы еще учредить в Академии военную подготовку для студентов. Это сразу повысило бы количество юношей, желающих поступить в Академию; возможно, мы даже добились бы конкурса среди них. Но в нашей Академии нет военной кафедры, т. к. она и без того является военным вузом. Более того, Министерство обороны России в последние годы выступает за закрытие существующих военных кафедр в гражданских вузах[2].

Зато весной текущего года Государственной Думой одобрен закон, позволяющий студентам-очникам гос. вузов, не имеющих военной кафедры, получать военную подготовку в рамках кадрового заказа на должности, замещаемые сержантами, старшинами, солдатами и матросами запаса. В таких вузах будут образованы военные центры, аналогичные военным кафедрам. Студент, изъявивший желание получить военное образование, должен написать заявление в военкомат, пройти медосмотр, получить заключение о годности к военной службе. Затем нужно заключить договор, принять военную присягу и пройти обучение. Студенты смогут также получать финансовое вознаграждение и повышенную стипендию[3].

Следующий способ заинтересовать наших студентов в учебе – сократить количество учебных дисциплин. В настоящее время согласно учебному плану бакалавры-очники ГМУ, например, изучают в течение 4 лет 60 (!) учебных дисциплин. Само по себе это количество уже пугает. Для сравнения: автор данной научной статьи, будучи курсантом Свердловского высшего военно-политического танко-артиллерийского училища (СВВПТАУ), изучал в течение таких же 4 лет 32 учебных дисциплины[4]. И это в условиях, когда качественный уровень среднего образования был на порядок выше, чем сегодня, когда все сдавали полноценные выпускные экзамены в школе и такие же полноценные вступительные экзамены в вуз, а не поступали в них на основании одного лишь ЕГЭ. Как говорится, почувствуйте разницу.

Но можно и возразить, мол, когда это было! Прошло 30 лет – сейчас совсем иные условия, другая страна; научное знание, методология – все развивается, не стоит на месте и т. д. Что же, попробую доказать, что опыт, накопленный и реализованный системой военного образования СССР, не только не устарел, но и весьма востребован в современных условиях.

Конечно, многообразие специальностей и учебных дисциплин – дело хорошее, все-таки, у нас – Академия, а не ПТУ. Но когда их (дисциплин) становится слишком много, это уже оборачивается недостатками, порой существенными.

Во-первых, это излишняя загруженность студентов, и это не оговорка. Ведь у нас принято считать, будто, раз большинство студентов изначально лениво (к сожалению, это действительно так, что уже отмечалось), то их следует как можно больше нагрузить, чтобы, значит, воспитывать в них желание учиться, трудолюбие, добросовестность, стремление овладеть специальностью и т. п. В какой-то мере это действительно так, но все имеет свои пределы. И не получим ли мы в итоге обратный результат? Так, если раньше, в 2008–2012 гг. 4-я пара занятий в расписании в нашем вузе была достаточно редкой, то сегодня – наоборот: редкостью, даже для студентов 1-го курса, является учебный день без 4-й пары. А ведь это ненормально уже само по себе. Мы постоянно твердим студентам, стараемся всячески их убедить в том, что основным способом освоения программы обучения в вузе является самостоятельная работа – и сами же фактически лишаем их этой возможности.

Много ли времени (да и сил, а с ними – и желания) для самостоятельной работы остается у студента, если учебные занятия почти каждый день заканчиваются в 16.00? Если даже в этот день нет каких-нибудь общеакадемических или факультетских мероприятий (а ведь это не факт), времени все равно остается лишь на то, чтобы добраться до дома, приготовить ужин, поужинать – и все, нужно готовиться к предстоящим учебным занятиям. Чтобы качественно выполнить задания, поставленные преподавателями, да еще по разным дисциплинам, нужно не менее 2–3 ч. Времени до сна больше ни на что не остается. В таком режиме могут работать только самые трудолюбивые и добросовестные, которых, как мы знаем, единицы. Чего же тогда ждать от остальных?

При этом мы упускаем из виду, что все студенты – молодые люди, и у них, хотим мы того или нет, есть свои возрастные интересы. Можно и это проигнорировать – это, мол, их личное дело, пускай, когда хотят, тогда и находят время для личных отношений, нас это не касается. Верно, напрямую не касается, да и не должно касаться. Но если студенту не оставлять ежедневно времени для нормальной самоподготовки-отдыха-личной жизни, то на выходе мы получим еще один фактор, объективно способствующий снижению успеваемости. А вот если учебный процесс в Академии будет налажен таким образом, что все занятия спланированы только до обеда, а дальше студент полностью свободен, – вот тогда у нас, напротив, появится дополнительный повод спросить с него со всей строгостью.

Во-вторых, дело не только в количестве дисциплин, но и в их содержании. Известно, что содержание учебной дисциплины является одним из главных факторов, напрямую влияющим на интерес к ней со стороны обучаемых. По опыту могу с уверенностью сказать: наибольший интерес у молодых людей, особенно юношей, вызывают дисциплины практического толка, то есть те, изучение которых предусматривает занятия не только в аудиториях, но и на специальных площадках, полигонах, на тренажерах, на технике и т. п.

Любой офицер, окончивший военное училище, скажет, насколько трудно, но в то же время интересно было учиться. Любой выпускник не только командного, но и военно-политического училища знает, сколь значительную долю в учебном процессе занимали военные дисциплины: тактика, огневая подготовка, вождение боевых машин, материальная часть и эксплуатация бронетанковой техники и др. Военные дисциплины всегда были у нас на первом месте; по количеству часов учебного времени они мало чем отличались от дисциплин общеобразовательного цикла (история СССР, политэкономия, основы советского законодательства) и специализирующего цикла (история КПСС, партийно-политическая работа, марксистско-ленинская философия и др.), вместе взятых, а может быть, и превосходили их (с учетом полевых выходов, проводившихся 2 раза в год по 2 недели, а также ежегодных выездных стрельб штатным снарядом). Нас готовили, прежде всего, как офицеров, и только затем уже – как партийных и политических работников.

Что же мы видим на примере нашей Академии, точнее, направления подготовки «Государственное и муниципальное управление»? Из 60 дисциплин, предусмотренных учебным планом, подавляющее большинство – теоретические, которые изучаются исключительно в аудиториях, и лишь 12 из них, казалось бы, практические: «Основы организации и ведения РСЧС и ГО», «Системы связи и оповещения», «Основы медицинских знаний» и др. Но и эти практические дисциплины для студентов таковыми на самом деле не являются, поскольку изучаются тоже лишь теоретически, то есть, по сути – «для галочки». Более того, такие нужные и интересные дисциплины как «Организация и ведение аварийно-спасательных работ», «Психологическая устойчивость в ЧС», «Основы инженерной защиты населения и территорий», «Основы радиационной и химической защиты», «Мероприятия радиационной и химической защиты» – отнесены к разряду дисциплин по выбору, то есть необязательных. О каких полезных умениях и навыках у будущих выпускников можно вести речь, если даже элементарные занятия по одеванию общевойскового защитного комплекта (ОЗК) и применению огнетушителя со студентами ГМУ не проводятся, не говоря уже об обращении с аварийно-спасательным инструментом? А когда выпускник Академии гражданской защиты не умеет оказать первую медицинскую помощь, понятия не имеет, как следует пользоваться штатными средствами связи – это тоже следует воспринимать как нормальное явление?

Что мы имеем вместо этого? Непомерное количество часов на изучение дисциплин теоретического, прежде всего, гуманитарного цикла, многие из которых появились не так давно (в основном благодаря постоянно «мутирующим» ФГОСам) и похожи между собой, как братья-близнецы. К примеру, для чего нужна дисциплина с длинным названием «История становления и развития административной системы управления в России», когда студенты и без того изучают на 1 курсе целых 2 (!) дисциплины по истории России («История», «История государственного управления в России»), во многом аналогичные друг другу, и плюс к тому «Историю мировых цивилизаций»? Тем более что «История становления…» начинается почему-то с петровского времени и, по сути, повторяет то, что студенты уже изучали по «Истории гос. управления в России»[5].

Интересно ли кому-нибудь будет учиться, если его из года в год «кормят» одной и той же «кашей»? Не интересно и не справедливо, и в первую очередь по отношению к отличникам и «хорошистам»: ведь они уже изучали «Историю госуправления …», успешно сдали экзамен, чему заслуженно порадовались, а тут – на́ тебе, от них зачем-то требуют изучать и сдавать все «по новой». А троечникам и двоечникам – им все равно, поскольку они не хотят и не будут учиться. «Повторенье – мать ученья»? Нет, не тот случай. Даже в средней школе не изучают в двух классах одно и то же. Повторять студент должен сам, в часы самостоятельной работы, и то лишь тогда, когда чувствует, что это необходимо. В итоге мы добиваемся от обучаемых результата, прямо противоположного тому, который задумывался: вместо углубления и укрепления знаний – усталость, раздражение и непонимание, кому и для чего все это нужно.

По моему мнению, для бакалавров ГМУ оптимальным было бы наличие двух дисциплин по истории России: «Истории госуправления в России» – как для будущих госслужащих, управленцев и «Истории гражданской защиты» – как для обучающихся в Академии гражданской защиты. Объем истории госуправления при необходимости можно сократить (с 72 до 60 или до 54 ч.), отдав высвободившиеся часы, например, кафедре аварийно-спасательных работ[6].

Не аналогичная, но похожая ситуация складывается и с так называемыми «управленческими» дисциплинами. Убежден, их можно и нужно объединить (их сейчас 5, не считая «Психологии управления», «Теории управления», «Управления персоналом», «Управления проектами», «Основы управления в социальной сфере», «Антикризисного управления в России») в одну или две дисциплины, по возможности несколько сократив общее количество часов. Так что и по «дорожной карте» профессорско-преподавательского состава «ударит» не так уж сильно. Зато кафедры сэкономят огромное количество времени на составление и доработку учебно-методических комплексов и написание пособий по каждой дисциплине.

То же самое можно и нужно сделать и с 5-ю правовыми дисциплинами (конституционное, гражданское, административное, муниципальное и трудовое право). Академия гражданской защиты – это что, юридический вуз? Самое удивительное, что при наличии целых 5-ти отдельных правовых дисциплин (каждая по 54 аудиторных часа), охватывающих практически все области права, необходимые будущему государственному и муниципальному служащему (кроме, разве что, международного), учебным планом подготовки бакалавров ГМУ еще предусмотрена дисциплина «Правоведение», причем, как обязательная. И это называется «продуманный учебный план»?

Считаю, есть смысл подумать, как объединить «Развитие лидерских качеств гос. и муниципального служащего» и «Этику государственного и муниципальной службы» – ведь они неразрывно связаны друг с другом по смыслу. Или в наши дни развитие лидерских качеств возможно и без соблюдения норм этики? Если получится, несколько сократить общее количество часов на объединенную дисциплину, сохранив, например, название «Этика государственной и муниципальной службы», а «Развитие лидерских качеств …» сделать одним из ее разделов.

Студенты сами говорят, что практические занятия им были бы намного интереснее, и тому есть реальные подтверждения. На собственном опыте знаю, что даже во время ограниченных по практическим возможностям деловых игр по истории гос. управления, работы с картой или с семенами культурных растений по территориальной организации населения заинтересованность обучаемых значительно возрастает, они начинают думать быстрее, и результаты, как правило, повышаются. К тому же, именно внеаудиторные практические занятия послужат эффективным способом отвлечения наших студентов от телефонов и прочих гаджетов, с которыми они не расстаются во время лекций и семинаров.

Другое подтверждение – стремление активных студентов вступить в «Россоюзспас», приобщиться к спасательному делу, а может быть, и найти себя в этой благородной профессии. Но именно это стремление часто оборачивается для них проблемами в учебе из-за пропусков занятий. Раньше с нашими студентами-специалистами, обучавшимися 5 лет, соответствующие кафедры проводили практические занятия по оказанию первой медицинской помощи, защите от оружия массового поражения, применению средств пожаротушения. Кроме того, по окончании 3-го и 4-го курсов обучающиеся выезжали в Ногинский учебный центр, где под руководством опытных преподавателей Академии и сотрудников Центра в течение недели отрабатывали нормативы по пожарной безопасности, РХБЗ, тренировались переправляться через водные препятствия, обучались скалолазанию, участвовали в специализированной спасательной эстафете, в том числе, с применением водолазного снаряжения. Каждый студент Академии имел возможность без отрыва от основной учебы пройти курс обучения на одну из категорий спасателя и получить соответствующее удостоверение. Точно так же каждый из нас, курсантов, по окончании училища получал удостоверение механика-водителя танка. Сейчас, когда эти славные традиции благополучно забыты, складывается ситуация, доходящая порой до абсурда: студенты единственного в России вуза, готовящего кадры для спасательного ведомства, не имеют возможности без ущерба для успеваемости освоить профессию спасателя[7].

Таким образом, мы снова забываем о том, что студенты – это молодежь, а не какие-то старички, что им интересно и нужно двигаться, состязаться, в том числе, познавая что-то новое, а не сидеть постоянно на «пятой точке». Разумеется, речь не идет о полных лентяях и «маменькиных сынках», но от них, как уже отмечалось, предлагается избавиться сразу с помощью вступительных экзаменов и профотбора. Надеюсь, таких окажется не слишком много, большинство сумеет сдать экзамен хотя бы на «тройку». Искусственное же раздувание теоретической части в ущерб практической составляющей, в ущерб формированию умений и навыков приводит к скуке и безразличию обучаемых, а у многих вообще сводит на «нет» и без того не слишком сильное желание учиться.

Следующий негативный момент связан с тем, что слишком большое количество учебных дисциплин существенно затрудняет составление расписания занятий, является дополнительным условием для разного рода «накладок» и путаницы, что, в свою очередь, ведет к необходимости постоянных согласований, исправлений в расписании, но даже после этого не служит 100%-ной гарантией его соблюдения. Все это создает общую нервозную обстановку и отнюдь не способствует взаимопониманию и согласованности действий между кафедрами и сотрудниками учебного отдела, ответственными за составление расписания. Особенно это ощущается, когда от последних требуется еще и учесть пожелания профессоров и преподавателей, для которых Академия не является основным местом работы, и они могут проводить занятия только в определенные дни недели.

Наконец, лишние дисциплины – это, как известно, лишние зачеты и экзамены. За время учебы в военном училище я не помню такого случая, чтобы нам пришлось сдавать 2 зачета в 1 день. Более того, расписание было спланировано таким образом, что с началом зимней или летней сессии, куда входили не только экзамены, но и зачеты, в том числе, без оценки, все текущие занятия заканчивались. У нас же в Академии такая, с позволения сказать, практика, когда студентам нужно готовиться к зачету, а попутно – еще и к плановым семинарам по другим дисциплинам, давно стала нормой. Постепенно становятся нормой и несколько зачетов подряд (один – в понедельник, другой – во вторник и т. д.) или даже 2 зачета в 1 день. Соблюдается только правило, по которому требуются 3 свободных дня для подготовки к экзамену, а с зачетами творится непонятно что. О какой качественной подготовке в таких условиях можно вести речь? Можно, конечно, в очередной раз свалить вину на учебный отдел. Кто же виноват, как не они? Не справляются, не умеют составлять расписание. А можно и поэкспериментировать, например, довести общее количество дисциплин, изучаемых бакалаврами ГМУ, до 70 или до 80 – и посмотреть, что будет тогда.

Последнее, о чем хотелось бы сказать – это итоговая аттестация выпускников. То, как она организована сегодня, на мой взгляд, никуда не годится. К чему готовится наш будущий бакалавр? К защите ВКР. Едва ли не с первого курса ему внушают, что ВКР – основа всего, венец всей его учебы, показатель профпригодности и т. п. Между тем, все хорошо понимают, что ВКР – это в лучшем случае показатель того, насколько выпускник научился логически мыслить, соображать, если хотите, и что он как мыслящий, анализирующий субъект может предложить для улучшения (совершенствования, оптимизации и т. п.) чего-либо. Но какова при этом реальная практическая значимость его предложений? Если ВКР выпускников ФЗО, особенно магистратуры, особенно офицеров, имеющих служебный и даже боевой опыт, прослуживших немалый срок на ответственных должностях, еще могут иметь определенную практическую значимость, то о каком опыте в любой сфере деятельности можно вести речь, когда дело касается бакалавров-очников – вчерашних школьников?

Говорить о том, что бакалавр набрался опыта в период прохождения практик – простите, смешно. Во-первых, нынешние практики значительно «урезаны» по срокам по сравнению с теми практиками, которые проходили студенты-специалисты; у нынешнего студента, обучающегося по направлению «Государственное и муниципальное управление», физически не хватит времени даже на то, чтобы толком что-то изучить, не говоря уже – вникнуть, проанализировать, выявить противоречия и т. д. А во-вторых, даже если студент постарается подойти к этому вопросу максимально добросовестно, кто из руководства организации, где он проходит практику, подпустит его к мало-мальски серьезным вопросам, да еще управленческим, да еще и проблемным? А ведь именно такие вопросы должны лечь в основу темы и содержания дипломной работы (бакалаврской работы, магистерской диссертации).

Для меня очевидно: чтобы выработать по-настоящему ценные, эффективные, действенные предложения в управленческой сфере, необходимо не один год проработать в соответствующих структурах, причем, желательно, на ответственных должностях. Причем проработать усердно, а не спустя рукава. Вот и получается, что практическая значимость нынешней ВКР бакалавра-очника, сколь продуманной она бы ни была и сколь эффектно бы ни выглядела, все равно будет близка к нулю – по той простой причине, что не подкреплена делом. Как говорится, «гладко было на бумаге …». А ведь времени и сил на дипломную работу затрачивается – и со стороны кафедры, и со стороны студента – ох как немало!

Можно было бы вообще убрать ВКР, заменив ее нормальными госэкзаменами по самым важным дисциплинам[8]. Но, к сожалению, тогда мы не выполним требования «ФГОС ВО 3++» по пресловутым компетенциям, хотя, к слову, их формирование в условиях любого вуза – дело априори невозможное, т. к. все указанные требования выпускник в состоянии выполнить только в ходе многолетней и целенаправленной профессиональной деятельности.

Поэтому предлагаю:

  1. За счет сокращения часов на изучение гуманитарных и прочих теоретических дисциплин увеличить время прохождения студентами практики до 1,5 месяцев – как мы проходили войсковую стажировку в военном училище. Практику проходить, начиная со 2-го курса, в спасательных центрах и воинских формированиях (Центроспас, «Лидер», Авиационно-спасательная компания МЧС России, Авиационно-спасательный центр, Центр экстренной психологической помощи, Южный конно-кинологический спасательный центр, Уральский учебно-спасательный центр), региональных поисково-спасательных учреждениях, пожарно-спасательных отрядах и дргих структурах МЧС России. Студентов ГМУ будет меньше, чем сейчас (с учетом вступительных испытаний), и им всем найдется место. Оптимально проходить практику как можно ближе к месту жительства. Командование Академии вполне способно решить вопрос о прохождении студентами практики через Центральный аппарат МЧС России. Обобщенные результаты практики станут основой ВКР.
  2. Студентам-бакалаврам ГМУ сдавать 2 комплексных госэкзамена: один – по специальным дисциплинам (ГО и ЧС), другой – по профильным дисциплинам (в основном по кафедре ГМУ). Количество теоретических вопросов к каждому госэкзамену должно быть не более 60[9]. Задачи и практические нормативы – по решению специалистов кафедр.

В билетах к гос. экзамену по дисциплинам ГО и ЧС должно быть 3 задания: 1-й вопрос – теоретический, 2-й – решение задачи, 3-й – выполнение норматива. В билетах к гос. экзамену по профильным дисциплинам для направления подготовки «Государственное и муниципальное управление» должно быть 2 вопроса и задача или практическое задание (решение кейса, составление плана, написание делового письма, эссе и т. п.). Состав ГЭК (ГАК) должен быть соответствующим виду госэкзамена.

Не знаю, будут ли учтены мои предложения, скорее всего, нет. Но это все, над чем я долго думал и что могу предложить на сегодняшний день.

 

Литература:

  1. Минобороны предложило закрыть военные кафедры в вузах [Электронный ресурс]. URL: http://www.topnews.ru/news_id_89887.html (дата обращения: 19.06.2017).
  2. Федеральные вузы останутся без военных кафедр [Электронный ресурс]. URL: http://iz.ru/news/617004#ixzz4AsRh5D00 (дата обращения: 22.06.2017).
  3. Военное образование – в любом государственном вузе [Электронный ресурс]. URL: https://ros-obrazovanie.ru/news/ (дата обращения: 24.06.2017).
  4. Мы внуки комиссаров, сыны политруков… (посвящается 50-летию со дня образования высших военно-политических училищ). – М., 2017. – 672 с.
[1] Автор данной статьи ранее являлся куратором в трех студенческих учебных группах в течение первого и второго года обучения.

[2] Минобороны предложило закрыть военные кафедры в вузах [Электронный ресурс]. URL: http://www.topnews.ru/news_id_89887.html; Федеральные вузы останутся без военных кафедр [Электронный ресурс]. URL: http://iz.ru/news/617004#ixzz4AsRh5D00.

[3] Военное образование – в любом государственном вузе [Электронный ресурс]. URL: https://ros-obrazovanie.ru/news/.

[4] В 1960-80-е гг. в СССР курсанты высших командных и военно-политических училищ обучались 4 года. 5-годичный срок обучения был предусмотрен только для военно-инженерных училищ, занятых подготовкой будущих офицеров – специалистов технического профиля во всех видах Вооруженных Сил и большинства родов Сухопутных войск (танковых войск, артиллерии, войск связи, автомобильных, инженерных войск и др.).

[5] На самом деле становление административной системы управления в России началось примерно на 2 столетия раньше, а при Петре I она была реформирована и получила дальнейшее развитие.

[6] Простую «Историю» следовало бы тоже убрать, ее и так изучают в школе. Но, к сожалению, ФГОС ВО это не позволяет, т. к. «История» отнесена к базовой части.

[7] Имеется в виду профессия именно спасателя, а не пожарного.

[8] В военном училище мы сдавали 4 госэкзамена. Первый госэкзамен был по тактике, он занимал 2 дня и  проходил в 2 этапа: первый – в специально оборудованной аудитории, второй – в поле на учебном центре. Далее шли госэкзамены по истории КПСС, партийно-политической работе и общевойсковым уставам Вооруженных Сил. Именно такую организацию итоговой аттестации выпускников автор данной статьи считает наиболее продуманной и оптимальной.

[9] Один комплексный госэкзамен, который сдавали студенты-специалисты, не годится из-за его чрезмерной комплексности. Никто не в состоянии качественно подготовиться по 200-м вопросам одновременно по нескольким дисциплинам, причем, разного профиля – специальным, техническим и гуманитарным.