Home / Философии, идеология, этика и культура государственного регулирования / Кочеткова Л.Н., Мельков С.А., Устюжанинова Е.В. Человек политический. Часть 1: о природе

Кочеткова Л.Н., Мельков С.А., Устюжанинова Е.В. Человек политический. Часть 1: о природе

Кочеткова Людмила Николаевна – профессор кафедры

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

доктор философских наук, профессор

kochetkova-ludmila15@yandex.ru

Мельков Сергей Анатольевич – заведующий кафедрой

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

доктор политических наук, профессор

304304@mail.ru
Устюжанинова Елена Владимировна – преподаватель кафедры

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

ustyuzhaninova-elena-1604@mail.ru

 

О трансформациях Политического Человека. Часть 1: о природе

About the transformations of the Political Man. Part 1: about nature

 

Аннотация. В статье рассмотрен генезис концепций Человека Политического, начиная от Аристотеля. Вновь актуализирована градация разделения свободных жителей полиса на Граждан и Идиотов. Человек Политический рассматривается в тесной связи с Политическим Пространством.

На примере научных трудов американского социобиолога Э.О. Уилсона  рассмотрен один из подходов к определению Природы Человека.

Трансформации современного человека рассмотрены на примере нескольких художественных фильмов.

Статья подготовлена в рамках научной школы «Государственная политика и управление», функционирующей в Академии гражданской защиты МЧС России на постоянной основе.

Abstract. The article examines the genesis of the concepts of the Political Man, starting from Aristotle. The division of the free residents of the policy into Citizens and Idiots is again updated. The Political Man is viewed in close connection with the Political Space.

On the example of scientific works of the American sociobiologist E.O. Wilson considered one of the approaches to the definition of the Nature of Man.

Transformations of modern man are considered on the example of several feature films.

The article was prepared within the framework of the scientific school «State Policy and Management», functioning in the Civil Defense Academy EMERCOM of Russia on a permanent basis.

Ключевые слова: антиобщество, Аристотель, бессмысленное насилие, био-социальное существо, верность-измена, власть без политики, государство, гражданин, институт политический, информационный человек, легальность органов насилия, легитимация, модернизация, непротиворечивая модель человека, общество-семья, оправдание власти, перераспределительная функция, политическая наука, пост-Модерн, приведение к современности, примитивный народ, социальная организация, существо политическое, сущность человека, традиционное общество, целеобразование, экономический человек.

Keywords: anti-community, Aristotle, senseless violence, bio-social being, loyalty-betrayal, power without politics, state, citizen, political institution, information person, legality of the organs of violence, legitimization, modernization, consistent model of the person, society-family, justification Power, redistributive function, political science, post-modern, bringing to modernity, primitive people, social organization, being political, the essence of man, traditional society, goal-forming Economic man.

 

Рецензия

Текст статьи в PDF

 

Актуализация современных трансформаций политического животного. Актуальность темы исследования трансформация современного Человека, и в том числе Человека Политического, сомнений у нас – авторов данной статьи – не вызывает по нескольким причинам. Далее изложим их тезисно.

Во-первых, многие исследователи считают, что XXI столетие будет веком Политики (хотя есть и иные мнения. Например, о том, что XXI столетие будет веком Новой Энергетики). Соответственно, предлагается продолжать изучать такие изменения в Человеке, как изменение в нем меры Политического, изменение его политической роли в обществе, изменение Политического во взаимоотношениях человека и социума и т.п.

Во-вторых, качественное изменение политической роли государства, перетекание некоторых его функций к частным кампаниям, общественным институтам поневоле заставляет многократно возвращаться к осмыслению меняющихся функций государства и Человека в государстве. Как пишет французский философ Ж. Баландье «… прогресс антропологии, которая предписывает познание «других политических форм … привела к изменениям науки о государстве и самого государства» [1, С. 121].

В-третьих, борьба между либерализмом и тоталитаризмом за выбор дальнейшей политической траектории развития современных социумов явно не закончена. И если в первом случае (либерализм) роль человека в общественном развитии декларируется как довольно высокая, а активность Человека в таком обществе имеет социальное значение, то в тоталитарном обществе значение отдельного индивидуума, мягко напишем, значительно меньше для такого социума и для его развития.

В-четвертых, очевидно, что в дальнейшем изучении нуждается субъектность Человека как существа био-социального. Не хочется вспоминать советский лозунг «Всё во имя человека, всё во благо человека», однако сегодня человек всё чаще проникает в Космос, активно осваивает кибер-пространство, значительно наращивая свои не слишком большие физические возможности (эхолот, искусственные конечности и иные органы, радио, телевидение, использование различных волн и, конечно, квинтэссенция – компьютер, Интернет, социальные сети и т.д.).

В-пятых, если в обществе будущего будет возрастать роль искусственного интеллекта (а такая тенденция уже осознана учеными), то что в этом общество будет происходить с Человеком? Не передаст ли власть в обществе Человек машинам? Художественных произведений на эту тему написано и снято немало[1].

В-шестых, есть мнение о том, что Природу Человека изменить невозможно. Однако проявляется природа Человека по-разному – это факт. Так, в качестве биолого-социальных механизмов американский социобиолог, лауреат Пулитцеровской премии Э.О. Уилсон рассматривает наследственность, развитие, зарождение, агрессию, секс, альтруизм и религию (Э.О. Уилсон вообще много размышляет в своих научных трудах о сути войны, о неврозах и отклонениях, о мутациях, об этике, морали и т.д.). Следовательно, изменения не в Природе Человека, но в самом человеке и во взаимоотношениях между людьми не только возможны, но происходят постоянно [2].

О природе человека. Важнейшая мысль американского социобиолога Э.О. Уилсона заключается в том, что социальное поведение Человека обусловлено генетически и является формой приспособленности организмов в окружающей среде. Следовательно, считает Э.О. Уилсон, поведение людей – существ, обладающим сознанием и, предположительно, свободой воли, – в значительной степени обусловлено биологически [14, С. 5, 7]. Заметим также, что и сегодня большинство интеллектуалов принципиально сомневаются в существовании человеческой природы. Однако мы согласны с Э.О. Уилсоном в том, что «понять человеческую природу можно только с помощью научного метода» [14, С. 11]. Он также утверждает, что «культура развивается в ответ на изменение окружающей среды  и исторической обстановки, но траектория ее развития определяется врожденными свойствами человеческой природы.

На основе синтеза социального поведения и биологии (Э.О. Уилсон много десятков лет изучал поведение «социальных» животных: муравьев, ос, термитов и т.д.) этот американский ученый заметил популяционные «похожести» у людей и животных. Действительно, эти группы животных выработали некоторое социальное поведение, сходное человеческому по множеству важных деталей. Из этого Э.О. Уилсон сделал вывод о том, что «… ментальный процесс является результатом работы мозга, сформированного на наковальне природы молотом естественного отбора» [14, С. 16]. Но силы и отличительные особенности человеческого мозга несут на себе отпечаток своего происхождения.

Культуры, пишет Э.О. Уилсон, могут достигать еще больших высот, устремляться в своих поисках к началам времен и к самым удаленным уголкам вселенной, но они никогда не станут абсолютно свободными. Действительно, ни один вид, включая наш собственный, не обладает целью, которая бы выходила за пределы императивов, порожденных его собственной генетической историей. Виды, пишет Э.О. Уилсон, «… могут обладать огромным потенциалом материального и ментального прогресса, но у них нет никакой имманентной цели или внешнего руководства, кроме своей непосредственной окружающей среды, или даже эволюционной цели, к которой автоматически направляет их молекулярная архитектура» [14, С. 29].

А человеческий разум – это механизм выживания и репродукции, и способность мыслить – это всего лишь один из множества его приемов. Важнейший, на наш взгляд, вывод Э.О. Уилсона, заключается в следующем признании: интеллект был создан не для понимания атомов или даже самого себя, но для обеспечения выживания человеческих генов.  Следовательно, человечеству в принципе некуда идти. Возможно, пишет Э.О. Уилсон, в следующие сто лет человечество справится с трудными задачами технологии и политики, решит энергетические и материальные кризисы, сможет предотвратить ядерную войну (напомним, что его книга «О природе человека» была издана в 1968 году) и научится контролировать воспроизводство.

Но что потом?

У многих сегодня есть уверенность в том, что за материальными потребностями  кроется удовлетворение и реализация личностного потенциала. Но что есть его удовлетворение? Скорее всего, врожденные цензоры и мотиваторы в нашем мозгу глубоко и неосознанно влияют на наши этические установки. Э.О. Уилсон предсказал в своей книге, что «… наука вскоре начнет исследовать самое происхождение и смысл человеческих ценностей, на которых основываются все этические установки и в значительной мере политические приемы» [14, С. 33].

Именно сегодня это и происходит в научном мере, когда изучаются личностные, групповые, общественные и национальные ценности и риски. И количество таких исследований постоянно возрастает.

Человек и в XXI веке остается человеком. Ничто не может изменить природу человека?

Недавно авторы данной статьи посмотрели фильм «Элизиум» [12]. Сюжет фильма таков: год 2154. Общество разделено на богачей – элиту, живущих на Элизиуме (огромном искусственном спутнике Земли) и бедных, живущих на Земле. Обычный рабочий Макс (его играет Мэтт Дэймон) попадает случайно под облучение и у него остается пять дней до смерти. Он решает, во что бы то ни стало попасть на Элизиум и там излечиться и для этого ему пришивают к телу экзоскелет. Со временем главный герой свою задачу выполняет и помогает сделать так, чтобы все жители Земли стали гражданами Элизиума. Сам при этом главный герой умирает.

Если кратко, то создатели этого фильма провели в жизнь главную мысль: никакие современные технологии не делают людей счастливыми, богатыми и радостными. Фактически вновь в этом фильме доказывается, что искусственное разделение человечества на богатых (которые улетели в Космос) и бедных контрпродуктивно. А для ученого фильм «Элизиум» является настоящим «пиршеством» для размышлений по целому ряду причин.

Во-первых, в фильме показана уязвимость демократии, которая долгие годы была на спутнике. В результате спецоперации один из министров (ее играет Джоди Фостер) решает сменить законно избранного президента и стать диктатором. И ей это почти удалось.

Во-вторых, оставшееся на Земле общество не смиряется с участью вечных париев и активно старается попасть на спутник, вылечить больных. Словом, это, конечно, не классовая борьба, но все же стремление человека к лучшей жизни, к спасению, к безопасности показано очень хорошо.

В-третьих, оказывается, что информационные технологии политически «стерильны». Как только роботов в конце фильма перепрограммируют, то они следуют заложенных в них правилам, а не командам конкретных людей, ранее облаченных властью. Скорее всего, тем самым создатели фильма хотели показать неустойчивое будущее электронной демократии.

В-четвертых, нам показалось, что в фильме показано очень сочувственное отношение к людям, живущим на Земле в нечеловеческих условиях. Скорее всего, это призыв к толерантному отношению ко всем людям.

В-пятых, стремление некоторых людей к власти любой ценой показано в фильме прекрасно. Нет, природу человека изменить нельзя – говорят нам создатели фильма.

Словом, рекомендуем посмотреть этот фильм политологам, управленцам и всем тем, кто интересуется будущим нашей человеческой цивилизации.

Размышления после просмотра фильма «Превосходство». Идея Голливудского фильма «Превосходство», на наш взгляд, достаточно проста [13]. А именно: оцифрованный мозг Человека с попаданием в Интернет (это для него превосходная среда обитания) превращается в новое информационное существо (его играет в фильме играет блистательный Джони Дэпп), которое очень быстро развивается и стремится к выживанию. Сразу же претендующее на роль Бога, это информационное существо не просто обладает гигантскими возможностями, но и стремится изменить людей, сделать их более совершенными. Но при этом усовершенствованные люди оказываются зависимыми от этого информационного существа, вынуждены выполнять его команды.

Финал фильма достаточно неожиданен, поскольку это информационное существо, кстати, влюбленное в свою жену, добровольно соглашается на физическую смерть, поскольку осознает, что многие люди не хотят усовершенствования в обмен на личную свободу. Фактически, речь в фильме идет о выборе между свободой выбора (демократия) и его отсутствием (тоталитаризм). Получается, что главный герой отказался стать Богом, поскольку даже в информационном состоянии продолжал оставаться Человеком. Таким образом, после просмотра этого фильма, мы – авторы статьи – сделали для себя несколько кратких выводов:

  1. Человеческий мозг продолжает оставаться человеческим, если для него есть привязанности в обществе. Он, наверно, может превратиться в другое существо, если хочет этого. А если не хочет, то не сможет.
  2. Никакие трансформации и превращения не сделают Человека счастливым, если он сам не готов быть таковым.
  3. Даже высшая власть не сможет сделать Человека счастливым, поскольку даже гигантские возможности по изменению людей, которые дает высшая власть, не могут сделать этих людей счастливыми. Лучше их сделать, наверно, кратковременно можно, а счастливыми нет.

Таким образом, фильм «Превосходство» является предостережением. Для тех, кто мечтает об изменении природы человека, его сознания, наконец, его человеческой сущности. Ничего хорошего не выйдет из эксперимента по превращению Человека в Бога – на этом настаивают авторы и герои данного фильма. Человек к этому не готов и лично мы – авторы данной статьи – полностью с этим согласны.

Кто такой и что такое Политический Человек? В электронной библиотеке Института философии РАН «Новая философская энциклопедия» Человек политический трактуется как «термин политической антропологии[2], означающий доминанту сознания и поведения, связанную с политикой, на которую возлагаются надежды в решении наиболее значимых проблем человеческого бытия» [3]. В этом материале отмечается, что научный приоритет определения человека в качестве политического существа/животного принадлежит древнегреческому философу Аристотелю, но современный смысл этого понятия далеко расходится с представлениями античной классики.

Действительно, у Аристотеля политический человек выступает как синоним общественного человека – существа, реализующего свою естественную сущность жизнью в полисе – городе-государстве. Да, обычно пишут о позиции Аристотеля в отношении политического человека/существа в тесной связи с государством/полисом (поскольку в городах-полисах в Древней Греции и возникли государства нового типа). Но все же следует подчеркнуть, что само понятие «Политическое» у Аристотеля тесно взаимосвязано с такими понятиями, как: «политический человек» и «политическое пространство». Аристотель в своей работе «Полития» писал о человеке, как о существе политическом, то есть живущем только в среде себе подобных и потому нуждающемся в управлении со стороны общественных институтов.

Процитируем Аристотеля «Только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость и т.п. … Тот, кто не способен вступить в общение или, считая себя существом самодовлеющим, не чувствует потребности ни в чем, уже не составляет элемента государства, становясь либо животным, либо божеством [5, С. 30-31]. Важно, полагаем, напомнить, что Аристотель среди свободных людей (не по правовому признаку, а по отношению к общественным интересам) выделял две принципиально разных типа политических Человеков: Граждан и Идиотов.

У Аристотеля Гражданин – это не просто наделенный правами свободный житель полиса, а лишь тот свободный житель этого полиса, который бесплатно и без принуждения участвует в общественно значимых делах (в выборах, в расчистке дорог и акведуков, в строительстве дорог и акведуков, в наведении порядка вокруг своего дома и т.д.). Соответственно, Идиот у Аристотеля – это тоже свободный житель этого полиса, который бесплатно и без принуждения НЕ участвует в вышеперечисленных и иных общественно значимых делах. Понятно, что значение этого слова (идиот) с тех пор сильно изменилось, однако у Аристотеля – и это важно еще раз подчеркнуть – Политическим существом является только Гражданин (они с точки зрения науки являются синонимами), а Идиот в принципе аполитичен.

В настоящее время различные концепции «политического человека» активно развиваются, прежде всего, науками гуманитарного направления – Философией, Политологией, Психологией, Социологией. Например, исследователь О.П. Березкина отмечает, что современное общество не может рассматриваться вне понятия «политический человек» (homo politicus), важнейшим атрибутом которого является обладание политическим сознанием [4].

Вернемся к древнегреческому полису. Для античного полиса был характерен синкретизм[3] общественных функций гражданина – хозяйственно-управленческой, политической, культурной, их фактическая нерасчлененность. Этот функциональный синкретизм в значительной мере был унаследован затем периодом Средневековья, когда представители так называемого первого сословия выступали и организаторами хозяйственной жизни, и держателями власти, и носителями функций культурной элиты. Эта целостность начала распадаться на заре европейского Нового времени. Обособление бюргерства как носителя торгово-предпринимательской активности и его тяжба с сеньорами выступали как конфликт экономического человека с человеком политическим, ревниво относящимся к сужению своих прерогатив [3]. Этот конфликт продолжается до сегодняшнего дня, породив на Западе ситуацию «двух культур» (об этом, в частности, писал английский писатель Ч.П. Сноу в труде «Две культуры и научная революция» и американский ученый – можно назвать его и философом, и социологом, и экономистом, и политологом – Д. Белл[4]).

Так, Ч.П. Сноу о принципиально двух группах в современном социуме: художественной интеллигенции и ученых, и как наиболее ярких представителях этой группы – физиках. «Их разделяет стена непонимания, а иногда – особенно среди молодежи – даже антипатии и вражды. Но главное, конечно, непонимание. У обеих групп странное, извращенное представление друг о друге. Они настолько по-разному относятся к одним и тем же вещам, что не могут найти общего языка даже в плане эмоций. Те, кто не имеет отношения к науке, обычно считают ученых нахальными хвастунами» [7]. А Д. Белл в истории человечества выделил три основные эпохи: аграрную, индустриальную и постиндустриальную, в которой Человек как социальное существо делал качественный скачок. Каждая из этих эпох характеризуется такими параметрами, как основной производственный ресурс (соответственно сырье, энергия или информация); основной социальный принцип (приверженность традиции, экономический рост или кодификация теоретического знания); основной сектор общественного производства (первичный, вторичный или третичный); основные методы познания социальной действительности. Доиндустриальное общество является в основном добывающим, базируется на сельском хозяйстве, добыче полезных ископаемых, рыболовстве, заготовке леса и других ресурсов вплоть до природного газа или нефти. Индустриальное общество имеет, прежде всего, производящий характер, оно использует энергию и машинную технологию для изготовления товаров. Постиндустриальное общество является обрабатывающим, для него характерен обмен информацией и знаниями при помощи телекоммуникации и компьютеров [6].

Как известно, развитие науки Д. Белл считал основным признаком постиндустриального общества: «корни постиндустриального общества лежат в беспрецедентном влиянии науки на производство» [6]. Исследование прогресса научного знания и изучение хозяйственных тенденций привели Д. Белла к выводу о том, что в постиндустриальном обществе на первое место выходит Человек, и именно его поведение (!) и его ценности (!) определяют новые социальные тенденции.

Становление научного знания как основной производительной силы общества создает, писал Д. Белл, целый ряд новых социальных проблем. С одной стороны, возникает новый класс «профессионалов», способных к производству нового знания и претендующих на управление обществом (имеются в виду ученые и технократы). С другой стороны, в силу того, что информационные блага не могут быть оценены в традиционных экономических категориях и их распределение в значительной мере переходит из экономической плоскости в социальную, от политических институтов требуется поиск согласия между отдельными гражданами и множеством сообществ, составляющих постиндустриальное общество (от себя добавим: являясь его большинством). То есть, в 1980–90-е гг. основной областью исследований Д. Белла стало изучение проблем технологического прогресса, и в первую очередь вопросов совершенствования информационных, экологических и ресурсосберегающих технологий (для Человека), а также обнаружения новых неисчерпаемых источников энергии (опять же для Человека).

Другим важным понятием, формирующим содержание исследований политологического Человека, действительно является «политическое пространство» как часть/разновидность «социально-политического пространства». Его обычно трактуют как совокупность институтов гражданского и политического сообществ, а также сложившихся политических традиций, идеологий и многоуровневых структур знания, функционирующих в единстве с исторически обусловленной социально-психологической средой [8, С. 9]. Также политическое пространство понимается как протяженность, размах и глубина преобразований, происходящих в результате деятельности политика. Основным содержанием политического пространства являются политические отношения, а его глубина определяется степенью воздействия политики на социальные процессы. При этом политическое пространство играет по отношению к политическому сознанию роль детерминирующего фактора, обусловливающего стремление индивида адаптироваться к тем или иным групповым политическим интересам, составить конкретное представление о государстве и политической власти, определить свое отношение к ним. Тем самым индивид приобретает опыт политического участия.

Если в рамках производства общественного продукта экономический человек выступает носителем производительной функции, то политический человек – функции перераспределительной (как пишет американский экономист Г. Таллок, функции «перераспределения и поиска ренты» [11, С. 8]). Считается, что антагонизм этих функций породил противоречие между демократией свободы, связанной с ничем не ограниченной гражданской самодеятельностью бюргерства, и демократией равенства, связанной с деятельностью политического человека как перераспределителя национального богатства в пользу экономически неэффективных членов общества, заинтересованных в патерналистском государстве. Соответственно сталкиваются два европейских мифа: миф саморегулирующегося рыночного общества, не нуждающегося в каких бы то ни было вмешательствах политики, и миф тотального государственно-политического регулирования, преодолевающего стихии рынка, как и все другие иррациональные стихии.

Характерно, что оба мифа апеллируют к идеалу рациональности: экономический человек обвиняет в иррациональности политического человека, а последний в свою очередь осуждает иррациональность нерегулируемой частной воли. Со времен зарождения европейской социал-демократии и кейнсианства антагонизм экономического и политического человека получил форму институционализированного конфликта, породив чередование фаз левого–правого (монетаристско-кейнсианского) цикла: нахождение у власти социал-демократов олицетворяет доминанту политического человека с его перераспределительными интенциями; приход к власти правых (монетаристов) означает реванш экономического человека, критикующего расточительность социального государства и его инфляционистские эффекты.

И действительно, начиная с 1970-х гг. так называемая «Холодная война» между двумя «мировыми лагерями» – социалистическим и капиталистическим – развертывалась как соперничество между политическим и экономическим человеком. Можно и так охарактеризовать эту «Холодную войну». Идеологией первого был дряхлеющий, уставший коммунизм, второго – набравший силу либерализм. Реванш экономического человека над политическим – волюнтаристом и перераспределителем, нарушающим «законы рынка», мог бы казаться «окончательным», если бы не сокрушительные неудачи новейшего либерального эксперимента в России. На новом витке исторического цикла можно ожидать новой активизации политического человека, собирающего под свои знамена всех обездоленных и недовольных [3].

Дальнейшие размышления о трансформациях Человека Политического будут продолжены во 2-й части данной статьи.

 

Литература

  1. Баландье Ж. Политическая антропология. – М.: Научный мир, 2001. – 204 с.
  2. Мельков С.А. «… Отнял у смертных дар предсказания» [Электронный ресурс] // ГосРег: государственное регулирование общественных отношений. 2015. № 4 [сайт]. URL: http://gosreg.amchs.ru/pdffiles/14number/articles14/Mel’kov_1_14.pdf (дата обращения: 20.04.2017).
  3. Человек политический [Электронный ресурс] // Электронная библиотека Института философии РАН «Новая философская энциклопедия» [сайт]. URL: http://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH01d3f802ff8f3c004e82c7d3 (дата обращения: 19.04.2017).
  4. Березкина О.П. Политический имидж в современной политической культуре: автореф. дис. … докт. полит. наук [Электронный ресурс] // Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat [сайт]. URL: http://www.dissercat.com/content/politicheskii-imidzh-v-sovremennoi-politicheskoi-kulture#ixzz4f3VOPMpG (дата обращения: 01.04.2017).
  5. Аристотель. Политика / пер. с др.-греч. С.М. Роговина // Законы правителя: в 3 т. Т. 1. – М.: РИПОЛ классик, 2010. С. 592.
  6. Белл [Электронный ресурс] // Электронная библиотека Института философии РАН «Новая философская энциклопедия» [сайт]. URL: http://iphlib.ru/greenstone3/library/collection/newphilenc/document/HASH017fd3f0f68ab6bdad321f7f (дата обращения: 19.04.2017).
  7. Чарлз Перси Сноу. Две культуры и научная революция [Электронный ресурс]. URL: http://vivovoco.astronet.ru/VV/PAPERS/ECCE/SNOW/TWOCULT.HTM (дата обращения: 19.04.2017).
  8. Мельков С.А., Перенджиев А.Н., Забузов О.Н. Политология: учебник. – М.: КНОРУС, 2016. – 226 с.
  9. Мартьянов В.С. «Человек политический»: модели оправдания власти // Человек. 2009. № 4. С. 82-90 [Электронный ресурс] // Lib.ru/Современная литература [сайт]. URL: http://lit.lib.ru/m/martxjanow_w_s/text_0040.shtml (дата обращения: 19.04.2017).
  10. Политический человек. Счастье человека [Электронный ресурс] // Сайт профессора Юрьева [сайт]. URL: http://www.yuriev.spb.ru/polit-chelovek/polit-chelovek-schastie (дата обращения: 19.04.2017).
  11. Таллок Гордон. Общественные блага, перераспределение и поиск ренты / пер. с англ. Л. Гончаровой. – М.: Изд. Института Гайдара, 2011. – 224 с.
  12. Мельков С.А. Ничто не может изменить природу человека [Электронный ресурс] // Кафедра ГМУ ФГБВОУ ВО АГЗ МЧС России [сайт]. URL: http://kafgmu.ru/melkov-s-a/nichto-ne-mozhet-izmenit-prirodu-cheloveka.html (дата обращения: 19.04.2017).
  13. Мельков С.А. Мир будущего для машин и для людей, но не для Бога [Электронный ресурс] // Кафедра ГМУ ФГБВОУ ВО АГЗ МЧС России [сайт]. URL: http://kafgmu.ru/melkov-s-a/mir-budushhego-dlya-mashin-i-lyudej-no-ne-dlya-boga.html (дата обращения: 19.04.2017).
  14. Уилсон Э.О. О природе человека / пер. с англ. Т.О. Новиковой; вступ. ст. и науч. ред. А.В. Быкова. – М.: Кучково поле, 2015. – 352 с.
[1] Например, фильмы «Терминатор», «Робокоп», «Матрица», «Искусственный разум», «Я робот», «Из машины», «Страховщик», «Двухсотлетний человек», «Люси», и др.

[2] Антропология (от греч. ἄνϑρωπος – человек и λόγος – учение) – наука о происхождении человека и его рас, об изменчивости строения тела человека во времени и территориально. Термин «Антропология» принадлежит Аристотелю. Он разработал важнейшие морфологические критерии для характеристики человека, многие из которых могут быть приняты и в настоящее время. Считается, что: 1) человек качественно отличается от всех других живых существ: будучи одновременно биологическим организмом и общественное существо; 2) правильное понимание биологической эволюции человека невозможно без анализа закономерностей развития человека.

Бурный подъем естественных наук, в том числе и анатомии человека, связан с открытием новых стран, материков Австралии и Америки и знакомством с неизвестными народами и племенами. Важное значение имело более широкое знакомство европейцев с различными видами обезьян, особенно человекообразных, с их анатомическим строением и поведением. Упорядочение накопленных материалов вызвало необходимость в его классификации. Возникали систематич. построения, охватывающие человека и его расы (Бернье, 1684, Лейбниц, 1700). Линней (1735) выделил в своей классификации животного мира отряд приматов, куда включил и человека как особый вид Homo sapiens, разделенный на четыре расы. Вопросы антропологии интересовали Ломоносова, Радищева, Каверзнева. Радищев, например, высказал мысли о близости обезьяны и человека, о влиянии климатич. условий на расовые признаки.

Середина XIX в. является самым важным периодом в истории антропологии. Эволюционная теория Дарвина [«Происхождение видов путем естественного отбора» (1859), «Происхождение человека и половой отбор» (1871)], подготовленная идеями трансформизма Ламарка (1809), археологическими исследованиями Буше де Перта, геологическими работами Лайеля, нанесла удар креационистским представлениям в вопросе о происхождении человека. Начиная с 1860-х гг. резко возрос интерес к основным антропологическим проблемам (происхождение человека, происхождение и систематика человеческих рас, расселение человечества).

[3] Синкретизм (от греч. – соединение) – 1) нерасчленённость, характеризующая неразвитое состояние какого-либо явления (например, искусства на первоначальных стадиях человеческой культуры, когда музыка, пение, поэзия, танец не были отделены друг от друга; нерасчленённость психических функций на ранних ступенях развития ребёнка и т. п.). 2) Смещение, неорганическое слияние разнородных элементов, например различных культов и религиозных систем в поздней античности – религиозный синкретизм периода эллинизма; в философии – разновидность эклектики.

[4] Основные труды Д. Белла: «Конец идеологии» (1960), «Грядущее постиндустриальное общество» (1973) и «Культурные противоречия капитализма» (1976) и др.