Home / Рецензии / Кукушкина И.Ю. Что впереди? Россия, которая (все еще) возможна: мнение студента магистратуры о книге

Кукушкина И.Ю. Что впереди? Россия, которая (все еще) возможна: мнение студента магистратуры о книге

Кукушкина Иола Юрьевна – студент 1-го курса

Академии гражданской защиты МЧС России

(направление «Государственное и муниципальное

управление» уровень магистратуры)

Iolanta89@list.ru

 

Что впереди? Россия, которая (все еще) возможна:
мнение студента магистратуры о книге

What lies ahead? Russia, which is (still) possible:

the opinion of the master’s student about the book

 

Аннотация: данная статья, по сути, представляют собой рецензию на труд (книгу) И.Е. Дискина «Что впереди? Россия, которая (все еще возможна)». Автором  рецензируемой книги рассматриваются «коридоры» возможного развития отечественной системы институтов, анализируются альтернативы: от национальной катастрофы до становления эффективного государства.

Автор рецензируемой книги предлагает стратегии эволюции отечественной институциональной системы с опорой на развитие гражданского общества и также обсуждает методы институционального генезиса, учитывающие российские реалии.

Статья-рецензия подготовлена под руководством доктора политических наук, профессора Мелькова Сергея Анотольевича в рамках плана изучения в магистратуре учебной дисциплины «Модернизация системы государственного и муниципального управления» и научной школы «Государственная политика и управление», функционирующей на постоянной основе в Академии гражданской защиты МЧС России.

Abstract: this article, in fact, is a review of the work (book) I.E. «What’s ahead?» Russia, which is (still possible). » The author of the book under review considers the «corridors» of the possible development of the domestic system of institutions, analyzes alternatives: from a national catastrophe to the formation of an effective state.

The author of the book under review proposes strategies for the evolution of the domestic institutional system based on the development of civil society and also discusses methods of institutional genesis that take into account Russian realities.

The review was prepared under the guidance of Doctor of Political Sciences, Professor Melkov Sergey Anotolievich as part of the master’s program of the discipline «Modernization of the system of state and municipal management» and the scientific school «State Policy and Management», functioning on a permanent basis in the Civil Defense Academy EMERCOM of Russia.

Ключевые слова: власть, возможности, горизонтальный контроль, государство, гражданское общество, демократия, доверие, институт, институционализация, модернизация, мораль, недоверие, оппортунистическое поведение, ответственность, политические задачи, реформа, рыночный сектор, санкции, управление, феномен «Руссо».

Keywords: power, opportunities, horizontal control, the state, civil society, democracy, trust, institution, institutionalization, modernization, morality, mistrust, opportunistic behavior, responsibility, political tasks, reform, market sector, sanctions, management, phenomenon «Rousseau».

 

Текст статьи в PDF

 

В своей работе автором рецензируемой книги был проведен анализ обсуждений научных представлений, характеризующих развитие нашей страны [1]. В качестве основы искомой схемы автор предлагает классическую веберовскую модель социальной трансформации, модифицированную с учетом специфики микросоциального развития России. В работе предлагается анализ макросоциальных и политэкономических сдвигов, произошедших в нашей стане за последние десятилетия. Особое внимание уделено рассмотрению  изменений последних лет, создавших новые предпосылки для позитивных сдвигов, но и породивших свои сложности.

Актуальность рецензируемой книги состоит из следующих моментов:

во-первых, социальные изменения, непрерывно происходящие в нашей стране, нуждаются в осмыслении – автором рецензируемой книги предлагаются разные модели развития общества, включающие в себя как позитивные, так и негативные сценарии;

во-вторых, автором рецензируемой книги много написано про генезис общественных и государственных институтов – тема, безусловно, востребованная в связи с недостаточной легитимностью многих таких институтов в нашей стране, их формальным существованием без поддержки населения;

в-третьих, в книге приведены достаточно интересные и полезные результаты исследований ВЦИОМ о «развитии России в будущем», на которые автором рецензируемой книги дана собственная, весьма аргументированная, трактовка.

Значительное место в рецензируемой книге И.Е. Дискина занимает анализ роли гражданского общества в осуществляемых сегодня преобразованиях. Предлагаемые теоретические подходы приводят автора книги к выводу о том, что ключевые проблемы институциональной реконструкции могут быть решены лишь при использовании специфических ресурсов, которыми располагает именно гражданское общество. По мнению автора рецензируемой книги, без гражданской активности и ответственности, без кардинального повышения роли этических регуляторов шансов на успех институциональной реконструкции в нашей стране почти нет.

В первой и во второй главе рецензируемой книги автор отмечает низкий уровень доверия ко всем институтам, регулирующим экономические, социальные и политические отношения. В соответствии с классическими институциональными представлениями в таких условиях вряд ли возможна какая-либо позитивная экономическая активность населения и бизнеса. Ведь эта институциональная среда требует как активности населения, так и доверия к институциональной среде, регулирующей соответствующие отношения [1, С. 7].

Таким образом, становление динамичной, эффективной экономики требует системы эффективных институтов, обеспечивающих рост национальной конкурентоспособности. Речь здесь идет не только и не столько о развитии законодательной и нормативной базы, сколько о складывании системы действенных формальных и неформальных правил, мотивирующих всех участников экономических отношений на более динамичную и эффективную работу и, прежде всего, честную конкуренцию.

Автор рецензируемой книги предлагает «новую модель развития», требующую качественной институциональной среды – главного отличия «развитых» стран. Сегодня, при всех значениях этой среды, налицо ее примитивно-бюрократическое понимание, то есть присутствуют лишь формальные нормы: законы, постановления и т.д. По мнению автора рецензируемой книги, игнорирование сложившихся реалий, ценностей и интересов различных общественных сил в условиях уплотняющейся экономической, социальной и политической сред чревато нарастающим сопротивлением любым изменениям. Недавние политические протесты 2011-2012 гг. – его индикатор. Снижение же темпов роста частных инвестиций – сигнал более серьезный.

Важным индикатором при таком подходе должны стать ценности и интересы тех групп, которые будет определять развитие страны в ближайшие десять-пятнадцать лет. Институты действуют по-разному в зависимости от общественных условий. Главные из них — доминирующие этические нормы и соответствующие им социальные практики, в которых нравственно-этические регуляторы играют ключевую роль. В этих измерениях институциональные преобразования — результат воздействия далеко не только формальных норм и правил, но и в большой степени традиций, устоявшихся культурных стереотипов и моделей социального действия, включая, к сожалению, и оппортунистическое поведение [1, С. 42].

Более того, автор рецензируемой книги в своих предшествующих работах не раз указывал на то, что только такие ценности и могут стать основой для успешной модернизации. Без опоры на реальные регулятивные ценности, как показывает современная институционная теория, любые формальные институциональные установления, не пользующиеся в силу этого доверием, начинают деформироваться и извращаться, создавать предпосылки для оппортунистического поведения [1, С. 67].

В третьей главе автор рецензируемой книги объясняет то, на чем стоят перемены: характер макросоциальных изменений и их институциональные последствия. Автор рецензируемой книги сравнивает изменение соотношения между «уходящими» и «восходящими» моделями социального действия. Они задаются характером предшествующего исторического развития, сложившимися институциональными и материальными возможностями реализации социального и личностного потенциала слоев и групп, определяющих экономические, социальные и политические тренды конкретного общества [1, С. 78].

Автор рецензируемой книги анализирует границы возможных институциональных преобразований в рамках обсуждаемой трансформационной теории. Эти преобразования обусловлены, прежде всего, развитием моделей социального действия, комплементарных соответствующим институциональным моделям. Попытки ввести «прогрессивные» институты, не имеющие социальной поддержки в виде адекватных моделей социального действия, ведут не только к снижению эффективности функционирования вводимых институтов, но и к рискам социальной напряженности. Эти риски связанны с ценностным отторжением институтов, основанных на «чуждых» ценностях, с попыткой восстановления ценностного равновесия, избавления от «напасти», оскорбляющей высоко значимые ценности активных слоев и групп населения [1, С. 108].

Важно указать, что в условиях быстро растущей индивидуализации, формирования персональных представлений и воззрений, эти механизмы горизонтального контроля зачастую воспринимались в качестве инструмента тотального контроля за личностью. Ситуация еще более усугублялась тем, что руководители структур, осуществлявших горизонтальный контроль, сами были лишены ценностей человеческого достоинства, уважения индивидуальных особенностей и черт личности. Напротив, большинство из них, не обладая пониманием своей социальной миссии, движимые традиционалистическими нормами, действовали на подавление личностного становления. В связи с этим именно механизмы горизонтального контроля в ходе трансформационных перемен рассматривались в качестве инструментов тоталитарного режима, требующих немедленного искоренения. В силу этого процессы рационализации и индивидуализации, происходившие в постсоветский период, не сопровождались адекватным изменениями в механизмах социального контроля и социальной интеграции.

Однако микросоциальная среда, базирующаяся на «безличностном индивидуализме», держится, преимущественно на личных контактах, на отношениях «лицом к лицу»: семья, близкие друзья и т.д. Безличные институциональные связи в такой среде зачастую вызывают недоверие. Недоверие существует по отношению к тем институтам, во взаимодействии с которыми отсутствует реальная практика. Навык взаимодействия с такими институтами, как банковский депозит, ипотечное кредитование, создает достаточно высокий уровень доверия. Конечно, такое доверие бывает обмануто финансовыми «пирамидами», манипуляциями с долевым финансированием строительства, но эти случаи, как мы видим, не меняют общей картины [1, С. 149].

В результате складывания «двухсекторной этики» основными регуляторами социальных отношений в нашем обществе, в отличие от «веберовской» модели, стали не универсальные, а партикулярные ценности. Вполне очевидно, что эти ценности плохо совместимы с функционированием модерных институтов. В такой ситуации и номинальный модерный характер таких институтов трансформируется в качественно иную субстанцию.

По мнению автора рецензируемой книги, результат такого процесса – кардинальный разрыв между формальными нормами, призванными регулировать деятельность соответствующих институтов, с одной стороны, и неформальными нормами, реально регулирующими функционирование социальных образований, выступающих в обличье этих институтов, с другой. Это, в свою очередь, означает, что в обществе складываются два достаточно массовых, но сильно различающихся взгляда на институциональные преобразования, порождающие разнонаправленные реакции на происходящие изменения [1, С. 189].

Таким образом, автор рецензируемой книги делает вывод: что одна из ключевых проблем переходного периода – расширение социального пространства действия ценностно-рациональных моделей и, соответственно, сжатие пока еще преобладающего пространства действия целерационального поведения. В зависимости от реализации соответствующих трендов будут создаваться «окна возможностей» институционального развития.

Автор книги выдвигает гипотезу о том, что российский институциональный генезис осуществлялся под существенным влиянием «феномена Руссо». В основе просветительской концепции Ж.-Ж. Руссо лежало убеждение, что возможное становление справедливых институтов на основе рационального эгоизма, предвидения индивидами последствий принимаемых ими решений [1, С. 195].

В четвертой части автор рецензируемой книги анализирует «коридоры возможностей» и их политические рамки, выделяет ряд альтернатив:

  • позитивная эволюция институциональная – институциональная конвенция, направленная на уменьшение «зазора» между ее нормами и требованиями закона;
  • негативная эволюция – институциональная конвенция, направленная на сохранение или даже увеличение «зазора» между нормами конвенции на основе упрочнения неформальных норм, устанавливающих латентную иерархию – основу неформальных прав на нарушение легальных норм («друзьям-всё, врагам-закон»);
  • разрушение конвенции – прежняя сколько-нибудь упорядоченная системы социальных норм, регулирующих институциональные функционирование. Таким образом, эти альтернативы сильно различаются по вероятности их реализации, но для прояснения соответствующих оценок вероятности важно более детально обсудить условия реализации каждой альтернатив.

Прежде всего, к ним относится субъективность институциональных преобразований – классовая сплоченность элитных и соответствующих «продвинутых» групп их поддержки, возможность этих групп выступать в качестве реальных субъектов политического действия. Раскол элит – необходимое условие срыва эволюционного развития и перехода к иллегальным сценариям. Современная теория элит широко использует теорему, в соответствии с которой элиты могут позволить себе то, что позволяют им внеэлитные группы. Прежде всего, так воспринимается существенно сократившееся число случаев вмешательства руководства страны в разрешение внутрикорпоративных конфликтов крупных корпораций – «арбитр» самоустраняется. Аналогичным образом воспринимаются и участившиеся сообщения в СМИ о коррупционных преступлениях, других грубых нарушениях закона [1, С. 213].

Стоит отметить, что результат возможен лишь на пути эволюционного развития институциональной среды, упорного и последовательного использования возможностей, которые создают микросоциальные и политэкономические перемены, тренды развития самой институциональной среды. Что, собственно, должна делать высшая власть, готовая откликнуться на общественные требования институциональных реформ? Сегодня проблема не столько в недостатках самих форм, сколько в характере их правоприменения. Значит, должна смениться мотивация основных участников процедуры этого правоприменения. Без идейно-политической сплоченности и мотивации новая структура довольно быстро «вычистит» немногих «идейных» и свернет на накатанные рельсы прежних структур, усвоит их мотивации и  ухватки.

Сегодня уже почти общепризнано, что реальную угрозу для коррупционеров представляет лишь обнародование их прегрешений, создание вокруг них атмосферы всеобщего осуждения. События последнего времени: разоблачения СМИ, институтов гражданского права, отдельных гражданских активистов — уже не раз становились импульсом для активности правоохранительных органов [1, С. 213].

Ответственность гражданского общества – важная ценность, которая должна оказывать все большее влияние на развитие государства. Гражданское общество должно стать активным участником формирования национальной повестки дня. Высокая значимость ценностного подхода к реальности и повышенная этическая напряженность – отличительные черты гражданского общества, основа его социальной миссии. Институциализация и ответственность гражданского общества – важные предпосылки для его участия в ответственном диалоге и последующем соглашении между этим обществом и государством. Важной задачей институционального реформирования является установление в общественном сознании ясной взаимосвязи между нормами общественной морали, с одной стороны, и принципами «социального контракта» с другой [1, С. 287].

Бессмысленно принимать законы, которые оторваны от жизни и носят лишь декоративный характер. Они подрывают доверие к праву, без которого нет эффективных институтов. Гражданское общество призвано помочь государственным структурам придать «человеческое измерение» задачами экономического, социального и политического развития, привести эти задачи на уровень действий, соизмеримых с интересами людей, с их повседневными заботами и нуждами.

Для подтверждения некоторых выводов автора рецензируемой книги автором данной рецензии был проведен опрос в своей учебной группе (очная магистратура Академии гражданской защиты МЧС России). В опросе приняли участие 7 человек по следующим вопросам:

  1. Вы в целом одобряете или не ободряете деятельность государственных институтов?

Диаграмма 1. Оценка деятельности государственных институтов студентами
очной магистратуры Академии гражданской защиты МЧС России

По результатам опроса студентов магистратуры (см. диаграмму 1): 57 % не одобряют деятельность государственных институтов, 28 % одобряют деятельность государственных институтов и 14 % затрудняются ответить на этот вопрос. По мнению автора данной статьи, это обусловлено недоверием к государственным институтам. Стоит отметить, во многом недоверие проистекает из того, что граждане исключены из общественной и повседневной политической жизни, которая теперь связывается исключительно с выборами. Исходя из результатов опроса, выяснилось, что у большей части опрошенных студентов от этого и возникает чувство безысходности и не одобрения деятельности государственных институтов.

  1. Какие государственные институты Вы одобряете?

Таблица 1

Государственные институты Количество человек В процентах, %
1 Президент РФ 2 28
2 Совет Федерации РФ 2 28
3 Правительство РФ 2 28
4 Государственная дума РФ 1 14
5 Председатель Правительства РФ 0 0

 

По результатам опроса студентов магистратуры (см. таблицу 1) понятно, что лишь чуть более четверти (28 %) ответили, что одобряют деятельность Президента РФ и Совета Федерации и Правительства РФ, (14 %) одобряют деятельность Государственной думы. По мнению автора статьи, текущая политика Президента РФ и Правительства РФ к накопившимся проблемам – росту цен, падение доходов, неизбежной бюджетной экономии на образовании и медицине и науке – приводит к выводу о том, что выборность власти, поскольку именно она придает власти легитимность, показывает: граждане не имеют возможности самостоятельно выбирать того, кто будет управлять страной (городом). На мой взгляд, назначение на руководящие посты рушит демократию и веру в то, что гражданское общество может что-то изменить в лучшую сторону.

  1. Как Вы в целом одобряете или не одобряете общественные институты?

Диаграмма 2. Оценка общественных институтов студентами очной магистратуры
Ак
адемии гражданской защиты МЧС России

По результатам опроса студентов магистратуры (см. диаграмму 2) мнения разделились – 42 % ответили, что одобряют общественные институты и столько же (42 %), что не одобряют их, также (14 %) затрудняются ответить на этот вопрос. По мнению автора статьи в условиях экономического кризиса падает доверие ко всем общественным институтам.

В социальной сфере как оптимальная в представлениях населения в последние годы преобладает модель, при которой государство обеспечивает всем определенный минимум, а остальное каждый добивается сам. Следует отметить, что при этом гражданское общество не очень доверяет государственным и общественным институтам, гражданское общество, тем не менее, демонстрирует интерес и реальную готовность к коллективным действиям и самоорганизации и далеко не только в формате митингов.

  1. Какие общественные институты Вы одобряете?

Таблица 2

Общественные институты Количество человек В процентах, %
1 Российская армия 6 85
2 РПЦ 5 71
3 СМИ 4 57
4 Политические партии 4 57
5 Общественная палата 4 57
6 Правоохранительные органы 3 42
7 Профсоюзы 3 42
8 Судебная система 2 28

 

По результатам опроса (см. таблицу 2): большинство студентов магистратуры (85 %) ответили, что больше всего одобряют Российскую армию. На мой взгляд, на данный момент армия ассоциируется с позитивными ценностями, такими как патриотизм, защита Родины и оборона государства. Также 71 % высказались за РПЦ. Как к этому относиться? По мнению автора данной статьи, РПЦ играет важную роль в жизни каждого человека, опираясь на традиционные ценности, нашу страну невозможно представить без этого духовно-исторического общественного института.

По мнению студентов магистратуры, 57 % опрошенных доверяют СМИ, политическим партиям 57 % и общественной палате 57 %. По мнению автора данной статьи, политические партии должны поддерживать оптимизм в людях и давать им уверенность в завтрашнем дне, а не одурачивать, конструирую какой-то мифический образ страны.

Таким образом, для СМИ, учредителями которых являются органы государственной и муниципальной власти, по-видимому, более точным является термин «средства массовой пропаганды», то есть пропаганда как промывания мозгов, указывает на их основную функцию – манипуляцию массовым сознанием.

По результатам опроса студентов магистратуры 42 % опрошенных, высказались за профсоюзы и правоохранительные органы, по мнению автора данной статьи, государство продолжает сотрудничать с профсоюзами в рамках так называемой трехсторонней комиссии (государство – работодатели – профсоюзы). На мой взгляд, профсоюзное движение в России изжило себя.

Что касается правоохранительных органов, тут, на мой взгляд, важным фактором не одобрения является убеждения в том, что правоохранительные органы работают не по законам РФ, и что граждане не защищены, так как есть случаи, когда правозащитники становятся участниками громких преступлений.

Таким образом, 28 % высказались за деятельность  судебной системы, в основе такого восприятия, по мнению автора статьи, лежат факторы объективного порядка (организационные, кадровые, финансовые, проблемы судов, известные в обществе практики нарушения прав граждан и т.д.), так и субъективные обстоятельства, в том числе низкий уровень информированности граждан о работе судебной системы в целом, в значительной степени обусловленный как отсутствием доступной информации о работе судебных органов для широких слоев населения, так и отсутствием интереса значительной части населения к подобного рода информации.

В заключении добавлю, что Россия, как и весь мир, вошла в период нарастания социальной напряженности и, в первую очередь, эта напряженность связана с запросом на справедливость. Убежденность в несправедливости, разделяемая многими гражданами, может стать огромной силой, способной при определенных обстоятельствах приводить как  к позитивным, так и к негативным процессам в обществе, вплоть до социальных взрывов.

Мое личное авторское мнение заключается в том, что рецензируемая книга представляет интерес для социологов, культурологов, экономистов, политологов, а также студентов магистратуры соответствующих специальностей и направлений подготовки.

Скорее всего, данную книгу И.Е. Дискина можно использовать при изучении таких учебных дисциплин, как «Модернизация системы государственного и муниципального управления» (уровень магистратуры), «Исследование социально-экономических и политических процессов» (уровень бакалавриата), «Управление проектами» (уровень бакалавриата), «Теория и механизмы современного государственного управления» (уровень магистратуры).

Литература

  1. Что впереди? Россия, которая (все еще) возможна / Иосиф Дискин. – М.: Политическая энциклопедия, 2014. – 303 с. (Россия. В поисках себя…).
  2. Опрос ВЦИОМ: «Одобрение работы государственных институтов» [Электронный ресурс]. URL: https://wciom.ru/index.php?id=236&uid=116265 (дата обращения: 15.06.2017).