Home / История вмешательства государства в общественные отношения / Алейникова Л.Г., Малека Ю.Н., Мельков С.А., Ряжапов Н.Х., Шитова Е.П. Как преподавать земскую идею управленцам: конструктивно-критическая рецензия Антологии. Часть 2

Алейникова Л.Г., Малека Ю.Н., Мельков С.А., Ряжапов Н.Х., Шитова Е.П. Как преподавать земскую идею управленцам: конструктивно-критическая рецензия Антологии. Часть 2

Алейникова Любовь Германовна – заведующий
учебным кабинетом кафедры

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

lubal69@mail.ru

Малека Юрий Николаевич – профессор кафедры

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

доктор исторических наук, профессор

rgsumaleka@yandex.ru

Мельков Сергей Анатольевич – заведующий кафедрой

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

доктор политических наук, профессор

304304@mail.ru

Ряжапов Нил Халиуллович – доцент кафедры

государственного и муниципального управления

Академии гражданской защиты МЧС России

кандидат философских наук

ryazhapov@bk.ru

Шитова Евгения Павловна – студент 1-го курса

Академии гражданской защиты МЧС России

(направление подготовки «Государственное и муниципальное

управление», уровень магистратуры)

eva1899@mail.ru

 

Как преподавать земскую идею управленцам:
конструктивно-критическая рецензия Антологии. Часть 2

How to teach Zemstvo idea managers: constructive-critical review of the Anthology. Part 2

Аннотация: в данной статье, по сути, проведена рецензия 1-го тома Антологии «Земская идея в истории социально-политической мысли России». Действительно, земское движение оказало значительное влияние на социально-экономическое, политическое и культурное развитие России и заметно обогатило отечественную социально-политическую мысль. В книге опубликованы работы Б.Н. Чичерина, А.Д. Градовского, Н.Н. Коркунова, В.Ф. Матвеева, А.А. Кизеттера, Н.Н. Авинова, Б.Б. Веселовского, Н.И. Лазаревского,
П.П. Гронского и других ученых, предложивших теоретическое осмысление отечественной земской системы местного самоуправления. Особое внимание авторы, чьи работы приведены в рецензируемой книге, уделили государственной и общественной теориям местного самоуправления, влиянию социальных, экономических и политических факторов на земскую деятельность и сравнительному анализу местного самоуправления в России и за рубежом.

Статья подготовлена в рамках научной школы «Государственная политика и управление», функционирующей в Академии гражданской защиты МЧС России на постоянной основе.

Abstract: in this article, in fact, reviewed the first volume of the Anthology «Zemskaya idea in the history of socio-political thought of Russia.» Indeed, the Zemsky movement had a significant impact on the socio-economic, political and cultural development of Russia and markedly enriched the domestic socio-political thought. The book contains works by B.N. Chicherina, A.D. Gradovsky, N.N. Korkunova, V.F. Matveeva, A.A. Kisetter, N.N. Avinova, B.B. Veselovsky, N.I. Lazarevsky,

P.P. Gronsky and other scientists who proposed a theoretical interpretation of the domestic zemstvo system of local self-government. Particular attention is paid to the authors, whose work is presented in the book under review, paid attention to state and public theories of local self-government, the influence of social, economic and political factors on zemstvo activities and comparative analysis of local government in Russia and abroad.

The article was prepared within the framework of the scientific school «State Policy and Management», functioning in the Academy of Civil Protection of the Ministry of Emergency Situations of Russia on a permanent basis

Ключевые слова: большая самостоятельность, бюрократия, губерния, земство, земский деятель, земская идея, исторический опыт, крестьянская реформа, кризис государственной власти, куриальные выборы, легитимация органов местного самоуправления, магистратура, местный уровень управления, механизм цензовых ограничений, преобразования, реформа, система земств, социальные процессы, традиция, уезд, управление территориями, учреждение, хозяйственное управление, царизм, экономические процессы.

Keywords: great independence, bureaucracy, gubernia, zemstvo, zemstvo figure, zemsky idea, historical experience, peasant reform, crisis of state power, curial elections, legitimization of local self-government bodies, magistracy, local level of government, mechanism of census restrictions, reforms, reform, zemstvo system, Social processes, tradition, county, territory management, institution, economic management, tsarism, economic processes.

 

Текст статьи в PDF

 

В 1-й части статьи с одноименным названием мы рассмотрели 1) актуальность введения в научный оборот текстов рецензируемой сегодня Антологии; 2) привели некоторые результаты опроса преподавателей и студентов Академии гражданской защиты МЧС России на предмет выяснения степени их знакомства с земской идеей; 3) проанализировали содержание некоторых аналитических материалов российских ученых 2-й половины XIX века. Здесь же далее вернемся к тексту рецензируемой Антологии.

В атмосфере недоверия к началам общественного самоуправления готовилась законодательная переработка «Земского положения» 1864 года, и потому не было ничего удивительного и неожиданного в том, что новое «Земское положение» 1890 года не ослабило, а еще более усилило реакционные элементы, вставленные в земское устройство. «Положение 1890 года устранило тот основной взгляд на характер земских учреждений, как на частные хозяйственные союзы, на которых была построена первая земская реформа»[1]. Данное Положение придало земским учреждениям подобающее им значение государственных, правительственных установлений, но в соответствии с реакционным направлением внутренней политики того времени (хотя Положение 1890 года и предоставляло земским учреждениям право издания обязательных постановлений, однако с разрешения правительственной власти). В конце XIX – начале XX веков В.И. Ленин не случайно сделал вывод о том, что земство «постоянно противопоставляя выборные учреждения бюрократии, вызывает постоянные конфликты между ними, показывает на каждом шагу реакционный характер безответственности царского чиновничества, поддерживает недовольство и питает оппозицию самодержавному правительству»[2].

Данная оценка полностью совпадала с мнением главного идеолога самодержавия М.Н. Каткова, который отмечал неудачу земского эксперимента следующими словами: «Это как бы частные общества, хотя и организованы государством, но ему чуждые и от него отдельные»[3].

Здесь можно провести некоторую параллель. Одним из главных условий успешной деятельности современного МСУ является эффективное взаимодействие муниципалитетов[4] с федеральными и региональными органами власти, т.к. муниципалитеты призваны реализовывать на местном уровне политический курс, вырабатываемый на федеральном и региональном уровнях. Однако интерес центра к проблемам муниципальной власти крайне нерегулярен, местные сообщества пребывают на политической периферии, утверждает уже цитируемый профессор С.Х. Мухаметгалиева[5]. В то же время, опираясь на объективные процессы, имеющие место в стране, русский исследователь А.А. Кизеветтер утверждал: «Эти выборные учреждения сами быстро бюрократизировались и не были жизнеспособными по двум причинам.

Во-первых, участие общества в местном управлении строилось исключительно на сословном начале, а между тем сословия по-прежнему оставались несвободными, закрепощенными различными видами тягла.

Во-вторых, прикрепление к службе не давало возможности местным людям прочно осесть в своей местности, слить с ней свои кровные интересы и сплотиться в своей среде в крепкий местный союз»[6].

От себя авторы хотят добавить, что все призывы в тот период к самостоятельности на местах обязательно наталкивались на отсутствие экономической (финансово-экономической) основы этой самой самостоятельности, поскольку разветвленной и нормативно защищенной частной собственности в России в тот период просто не существовало. А господствующей формой собственности, как известно, была общинная собственность[7].

Таким образом, опыт создания и деятельности земских выборных органов убедительно показал, что система МСУ являлась эффективным средством пробуждения хозяйственной и социальной инициативы населения, играла роль школы управления. Эта система практически во многом восполняла серьезные недоработки гос. администрации и чиновников.

Земства взяли на себя управление процессами общественного призрения[8].

Изучение истории социальных институтов и благотворительности в дореволюционной России важно не только для восстановления правды о прошлом, но, главным образом, для уяснения национальных особенностей российского социального призрения, применения в современных условиях позитивного опыта, и прежде всего, на наш взгляд, опыта управления социальными процессами. Это также чрезвычайно важно для студентов  выпускников-управленцев.

Уместно подчеркнуть, что на рубеже XIX – XX веков происходят определенные изменения в организации социальной деятельности, да и в целом социальной политики дореволюционной России. Прежде всего, они были связаны с созданием выборных представительных учреждений административно-хозяйственного местного управления, земского (1864 г.) и городского (1870 г.) самоуправления. По Земскому положению приказы общественного призрения закрывались, а их капиталы и имущество передавались земским учреждениям. Таким образом, призрение в определенной мере проходит некую трансформацию и из государственного призрения начинает превращаться в общественное. О чем говорит анализ состояния и деятельности благотворительных учреждений и заведений в России. Общее число, которых в Российской империи к 1 января 1899 года составляло 14854, из них – благотворительных заведений было 7505, – благотворительных обществ было 7349. К концу первого десятилетия XX века большинство городов Российской империи имели общества благотворительности и взаимопомощи.

В середине XIX века под влиянием буржуазных реформ происходит рост общественной и частной благотворительности. Общественная благотворительность начинает складываться «в определенную систему со своими светскими институтами, появляется специальное законодательство, регулирующее деятельность не только приказов общественного призрения, но и благотворительную деятельность в обществе». На основе расширяющейся благотворительной практики создаются учреждения поддержки разным категориям нуждающихся: беспризорным детям, инвалидам, увечным воинам, слепым, глухим и т.п. Намечаются меры и по решению проблем социальной патологии (имеются в виду профессиональное нищенство, детская безнадзорность, проституция и др.).

В пореформенный период в губерниях общественное призрение представлялось в двух основных формах: с одной стороны, в форме приказов общественного призрения, с другой – в форме земских учреждений. Таким образом, в губерниях складывалась двойная система управления общественным призрением.

С 1864 года утверждается мысль, что всякий гражданин, лишенный способности к труду, имеет право требовать призрения того общества, которому он принадлежит, и общество обязано его предоставлять. В XIX – начале XX века в России набирала силу частная и общественная благотворительность. В 1909 году произошло объединение отдельных благотворителей и благотворительных обществ во Всероссийский союз учреждений обществ и деятелей по общественному и частному призрению. В это время поддержка нуждавшихся осуществлялась через гос. систему призрения, общественные организации и с помощью частных лиц.

За свою многовековую историю российская благотворительность и милосердие приобрели разнообразные формы: от милостыни – к общественному призрению – и до государственной системы управления социальными процессами с различными видами частной и общественной благотворительности. Нужно признать, что в Российской империи была неплохо организованная разнопрофильная и многофункциональная структура гос. учреждений, оказывающих социальную помощь многим группам населения. Однако если учесть, что по данным переписи 1897 г., население Российской империи составляло 128 924 289 человек, а благотворительных учреждений было 14 854, то на 10 000 человек приходилось всего лишь одно социальное учреждение. Если же обратиться к детскому призрению, то следует признать, что детское население до 18 лет составляло 36 753 408 человек, то есть на 1 000 000 детей приходилось около 18 социальных учреждений[9].

Другим немаловажным аспектом в социальной деятельности после освобождения крестьян и земской реформы стала организация врачебной помощи населению, которая была предоставлена непосредственному ведению и на усмотрение земства. Земская медицина «зародилась в особой исторической обстановке и атмосфере того периода, который следовал у нас за освобождением крестьян, и постепенно развивалась в определенном направлении под действием особых культурно-исторических условий нашей страны с ее чрезвычайно слабым развитием городов и городской культуры, с ее еще свежими психологическими навыками сельского общинного строя»[10].

Каковы же были причины появления в нашей стране земской медицины? Отвечая на поставленный вопрос, подчеркнем, что начало 1860-х годов наряду с падением крепостного права в России и последовавшим за этим заметным снижением уровня жизни крестьянского населения было отмечено значительным обострением эпидемической обстановки в стране, ростом детской и общей смертности. В этой ситуации гос. российская система здравоохранения, уже достаточно разветвленная и хорошо регламентированная, оказалась беспомощной. Особенно же ее несостоятельность демонстрировалась на местном уровне.

Что же могло спасти в сложившейся ситуации начала 1860-х годов положение дел в российском здравоохранении? Анализ источников и литературы показывает, что разработчики земской реформы, на наш взгляд, скорее всего не знали ответа на этот вопрос, однако решили привлечь к организации здравоохранения создаваемые земские структуры, хотя реальной самостоятельности, а тем более создания своей уникальной земско-медицинской организации от них никто не ожидал. Это важно специально подчеркнуть. Поэтому в высочайше утвержденном 1 января 1864 года «Положении о губернских и уездных земских учреждениях» в качестве необязательной повинности земствам предлагалось «… попечение в пределах, законом определенных и преимущественно в хозяйственном отношении, о народном здравии», принятие мер к распространению оспопрививания, а также «… заведование земскими благотворительными заведениями в губернии и уездах и прочие меры призрения». Лечебной базой для выполнения указанной повинности должны были стать передаваемые в ведение земства больницы приказов общественного призрения, а финансовым обеспечением этой сферы деятельности земства – передаваемый ему капитал приказов.

В 1870–80 годы на смену разъездной системе пришла стационарная, когда в центре каждого участка, создаваемого в уездах, открывалась больница с амбулаторией. Участковое обслуживание сельского населения стало одним из самых больших достижений земской медицины. Сельские участковые больницы обслуживали определенное количество жителей на прилегающей ограниченной территории. По расчетам земских врачей, одна  больница требовалась на 10 тыс. человек, а радиус обслуживания не должен был превышать 10 верст. В состав сельского врачебного участка, помимо стационара и амбулатории, входили один–два фельдшерских пункта и аптека. Периоды подъема земской медицины, увеличения числа врачей и медицинских учреждений происходили вслед за эпидемиями, поражавшими Россию (например, холера в начале 1890-х годов и в 1905–1911 годах)[11].

Необходимость более широкого охвата населения специализированной медицинской помощью стимулировала деятельность уездных земств по найму или подготовке за счет земства специального медперсонала (акушерок, фельдшериц-акушерок, фельдшеров и ветеринаров). К 1880 году в большинстве уездов Петербургской губернии наметилась устойчивая тенденция к созданию стационарной участковой системы медицинского обслуживания населения, что свидетельствует о стабилизации процесса комплектования земств медицинским персоналом и упрочении положения врачей на земской службе
[8, С. 115-116].

В Московской губернии первая реакция на земскую реформу была очень сдержанной, особенно в печати того времени. Высказывалось мнение, что «выборные земства, не имея достаточно средств и опыта в госпитальном деле, еще более усугубят положение врачей»[12]. Однако, 12 января 1868 года губернское собрание постановило: по всем уездам Московской губернии немедленно передать заведование богоугодными заведениями уездным управам, с деньгами и капиталами, принадлежащими тем заведениям; немедленно передавать уездным управам деньги, получаемые губернской управой в виде уплаты за лечение больных из различных ведомств[13].

В 1871 году состоялся Пермский губернский съезд земских врачей, который принял следующие решения: 1) назначить в каждый уезд по одному санитарному врачу; 2) отменить разъезды врачей как бесполезные; 3) воспретить самостоятельную деятельность фельдшеров по деревням; 4) основать земскую медицинскую кассу; 5) выявлять и улаживать недоразумения между врачами и земской администрацией или особой комиссии, состоящей из врачей и представителей земского самоуправления[14]. Подобные съезды прошли в Самарской, Московской и других губерниях.

Таким образом, очевидно, что губернские земства на местах в начале своей деятельности собирали информацию о богоугодных заведениях и медицинском персонале, затем постепенно приступали к общему стратегическому руководству земской медициной. На губернских земских собраниях обсуждались проекты рациональной организации медицинской помощи, в том числе вопрос о разделении полномочий губернских и уездных земских учреждений и др.

Необходимо отметить, что развитие медицинского дела зависело, прежде всего, от возможностей финансирования. В связи с этим надо было учитывать тот факт, что сбор земского налога по губерниям был неодинаков, вследствие этого и распределение его было неравномерным. В среднем по 34 земским губерниям в 1888 году общие земские расходы составили 2 млн руб., на земскую медицину было израсходовано 540 тыс. руб., что составило 27 % от всех расходов в земском бюджете[15]. Распределение расходов на земскую медицину по годам, губерниям и уездам было следующим[16] (см. табл. 1).

Таблица 1

Распределение расходов на земскую медицину (в тыс. руб.)

Земство 1878 г. 1885 г. 1895 г. 1905 г.
Уездное 123 976 224 551 478 653 924 002
Губернское 24 785 64 710 381 706 590 730

 

Динамика же общероссийских показателей земской медицины в период с 1868 по 1890 г. выглядела так[17] (см. табл. 2)

Таблица 2

Динамика развития земской медицины в России

Годы Число медицинских участков Число лечебных заведений Число врачебных амбулаторий Число фельдшерских и акушерских пунктов
1868 0 351 0 875
1890 1422 1068 414 2096

 

Отметим, что в конце XIX – начале XX веков важное значение приобрели Пироговские съезды, на которых обсуждались приоритетные вопросы медицины, экономики, политики. Стремление к объединению усилий привело к созданию Общеземской организации помощи раненым и больным воинам на Дальнем Востоке. Она стала прототипом Всероссийского земского союза в годы Первой мировой войны, оказывавшего медико-социальную помощь пострадавшим солдатам и офицерам русской армии и членам их семей [8, С. 133-134].

Таким образом, завершая разговор о земской медицине, следует отметить: во-первых, земская медицина – это не панацея от всех нынешних бед нашего здравоохранения. Ее популярность и мировое признание в начале XX века объясняются тем, что в «смутный» период после падения крепостного права в стране земско-медицинская организация заняла свою нишу – преимущественно сельской медицины для обслуживания преобладающего в России того периода сельского населения.

Во-вторых, полное отрицание какой-либо полезности достижений земской медицины в наши дни также неправомерно. Десятилетиями накапливаемый опыт функционирования участковой системы медицинской помощи, санитарно-гигиенического контроля, осуществления на деле принципа бесплатности и доступности врачебной помощи и, главное, наличие механизма финансирования на местном уровне – все это свидетельствует в пользу изучения земского опыта сегодня и возможности его реального применения в современных российских условиях.

Земству в этой области приходилось организовывать совсем новое дело. Западная Европа не могла поделиться каким-либо своим опытом в этом направлении. Следует отметить, что к 1880 году в различных селениях 34 губерний было открыто 292 приемных покоя с бесплатной выдачей лекарств. В них ежегодно пользовались медицинской помощью более 406 000 больных, на их содержание в год расходовалось до 150 000 рублей.

Это очень важно сегодня, когда в период проведения реформы здравоохранения, за так называемой «оптимизацией» скрываются, мягко говоря, безобразия, свидетельствующие о том, что в селах и  в небольших поселках уже отсутствуют не только  квалифицированные врачи, но и простые фельдшеры.

Далее в диаграмме 1 приведены некоторые результаты опроса среди преподавателей и студентов очной магистратуры Академии гражданской защиты МЧС России[18]. Авторы статьи хотели понять мнение этих категорий педагогов и студентов о целесообразности использования позитивного опыта земств в современной российской практике муниципального управления.

Диаграмма 1.

Как видим, преподаватели в большинстве своем высказались за использование этого опыта, а у студентов-магистров большинство затруднилось ответить на этот вопрос.

Далее в таблице 3 представлены сформулированные преподавателями и студентами очной магистратуры Академии гражданской защиты МЧС России пути и методы использования опыта земства в современной России.

Таблица 3

№ опрошен-ного Предложите свои пути и методы использования опыта земства в современной России или же объясните причины, почему это не целесообразно
Преподаватели:
1. Целесообразно В современной России органы МСУ наиболее целесообразно использовать в качестве организаторов освоения новых хозяйственных механизмов (при поддержке субъектов Федерации) и эффективного сотрудничества органов управления муниципальными образованиями и госорганами. Также в числе главных задач органов МСУ: определение приоритетов в развитии своей территории, контроль за расходованием средств местной администрацией, стимулирование гражданской активности населения и др.
2. Целесообразно Необходимо взять положительные элементы из существовавших ранее и «осовременить» их. Основное – формирование бюджетов. Муниципалитеты – автономные единицы, ведущие эффективную местную политику.
3. Не целесообразно Внедрение принципов земства потребует серьезных изменений в устройстве и связях, что не рационально в современных условиях. Плюс низкая готовность к подобным изменениям всех участников.
4. Целесообразно — Новые налоги на нужды МСУ.

— Независимость от контроля спецслужб и бюрократии;
— Выборность всех органов.

— Выборность силовиков на местном уровне (учесть опыт шерифства).

5. Целесообразно Главное – полномочие и самостоятельность (независимость) органов самоуправления от федеральной власти.
6. Целесообразно Использовать в современных условиях пути и методы, которые были присущи земству в XIX веке с адаптацией к современным условиям.
7. Целесообразно Предоставить органам МСУ возможность расширения налоговой базы, обращаемой по доходам в местные бюджеты, что должно способствовать развитию инициатив населения и ОМСУ в решении вопросов местного значения (на сегодняшний день доля собственных доходов муниципальных образований составляет не более 4-10 %).
8. Целесообразно 1. Реформа местного самоуправления.

2. Использовать личную инициативу и активное участие граждан в различных сферах общественной и хозяйственной деятельности на территориях.

3. Необходимо МСУ создать экономическую базу для поддержки своих специалистов-профессионалов, которые своим трудом повысили качество жизни своей территории;

4. Включить в Совет Федерации представителей МСУ.

5. Представители МСУ должны избираться народом этой территории.
6. Исключить зарубежный опыт организации местной власти;

7. Формирование правовой основы МСУ и т.д.

Студенты очной магистратуры:
1. Целесообразно —  расширение полномочий МСУ и налоговой базы для их исполнения;

— внедрение аналога земской медицинской помощи для повышения качества здравоохранения (особенно в сельской местности и отдаленных населенных пунктах);

— использование идей организации земской благотворительности в работе современных органов МСУ.

2. Целесообразно — создание возможностей для развития личной инициативы и активного участия граждан в различных сферах общественной и хозяйственной жизни на местах;
3. Целесообразно — передача большего числа полномочий органам МСУ;

— привлечение граждан для обсуждения вопросов, непосредственно касающихся их жизни.

 

Для авторов данной статьи значительный интерес в данном вопросе (о применении/использовании позитивного опыта земств в современном МСУ) представляют информационно-аналитические материалы научно-практической конференции с международным участием «Проблемы повышения эффективности местного самоуправления в условиях современных реформ и политических процессов в современной России», состоявшейся 7-8 апреля 2015 г. в Ростове-на-Дону [6]. В указанных материалах представлены, в частности, результаты выборочного социологического опроса группами авторитетных экспертов, проведенного в ряде субъектов (15) Российской Федерации по перечню из 53-х вопросов по разделам: «Условия и факторы эффективности органов местного самоуправления» (14 вопросов), «Коррупция в органах местного самоуправления» (14), «Кадровый потенциал органов местного самоуправления» (11), «Эффективность финансово-экономической и социальной сферы деятельности местного самоуправления» (14). Опрос был проведен экспертами в феврале-марте 2015 года. Формулировки вопросов и варианты ответов изложены в редакции, предложенной экспертам. Данные приведены в процентах от реального количества ответов.

Авторы рецензии полагают уместным рассмотреть некоторые выборочные результаты  опроса применительно к рассматриваемым проблемным вопросам развития местного самоуправления. Ниже приведена таблица, из которой можно, например, сделать вывод о том, что в вопросе: «Кто должен играть ведущую роль в решении проблем местного самоуправления в условиях современных реформ и политических процессов в России?» преобладает мнение о приоритетной роли государства (см. п. 2, пп. 2.1 таблицы 4).

На актуальный вопрос: «Что бы Вы рекомендовали предпринять в целях повышения эффективности местного самоуправления?» преобладает ответ, требующий «Обеспечить органы МСУ достаточными финансовыми ресурсами для исполнения полномочий» (см. п. 3, пп. 3.2 таблицы 4), «Оптимизировать систему проверок со стороны контрольно-надзорных органов» (пп. 3.3), «Проводить более эффективную кадровую политику» (пп. 3.4), «Активнее привлекать население к решению вопросов местного значения» (пп. 3.5).

В ответе на вопрос: «Какие направления должны быть в центре модернизации местной власти в современных условиях?», преобладают мнения – «Создание более благоприятных условий для привлечения в местные органы власти высокопрофессиональных кадров» (см. п. 1, пп. 1.1), «Оптимизация налоговой базы и укрепление муниципального бюджета» (пп. 1.2).

Таблица 4

Варианты ответа

Ростов-ская область

220 экспертов

Примор-ский край

 

67

экспертов

Курган-ская область

70 экспертов

Астра-ханская область

85 экспертов

Москов-ская область

70 экспертов

1. Какие направления должны быть в центре модернизации местной власти в современных условиях?
1.1 Создание более благоприятных условий для привлечения в местные органы власти высокопрофессиональных кадров 16 15 35 35 41
1.2 Оптимизация налоговой базы и укрепление муниципального бюджета 19 12 19 28 6
1.3 Укрепление кадрового потенциала 15 13 7 7 3
1.4 Повышение ответственности и укрепление исполнительской дисциплины 1 15 10 7 19
1.5 Борьба с бюрократизмом 1 14 12 11 11
1.6 Антикоррупционное очищение аппарата 48 18 3 5 9
1.7 Совершенствование отношений с вышестоящими органами государственного управления 0 4 4 3 5
1.8 Обеспечение должной гласности 0 6 0 2 1
2. Кто должен играть ведущую роль в решении проблем местного самоуправления в условиях современных реформ и политических процессов в России?
2.1 Государство 30 34 48 39 21
2.2 Общественные организации 3 10 11 7 2
2.3 Сами люди 13 12 11 16 4
2.4 Правящая элита 2 5 7 3 9
2.5 Все вышеперечисленные субъекты совместными усилиями 52 34 20 32 51
3. Что бы Вы рекомендовали предпринять в целях повышения эффективности местного самоуправления?
3.1 Предоставить органам МСУ большую самостоятельность 26 2 16 33 5
3.2 Обеспечить органы МСУ достаточными финансовыми ресурсами для исполнения полномочий 81 4 50 53 26
3.3 Оптимизировать систему проверок со стороны контрольно-надзорных органов 22 13 4 38 11
3.4 Проводить более эффективную кадровую политику 27 10 7 32 14
3.5 Активнее привлекать население к решению вопросов местного значения 36 15 7 29 2
3.6 Внедрить адекватную эффективную систему оценки работников МСУ 11 5 0 6 6
3.7 Усилить общественный контроль за деятельностью органов МСУ 8 19 1 2 12
3.8 Активнее бороться с коррупцией и бюрократизмом 14 8 9 18 11
3.9 Повысить информационную открытость органов МСУ 7 19 1 15 8
3.10 Изменить систему ценностей работников МСУ 8 2 1 7 3

 

В очень сжатом виде можно сделать выводы по изложенным в таблицах вопросам.

Первое – государство (прежде всего, органы госвласти – законодательной и исполнительной) – должно играть ведущую роль в решении проблем местного самоуправления в условиях современных реформ и политических процессов в России. Надо отметить, что в этом направлении есть целенаправленное движение: создан Совет при Президенте РФ вопросам МСУ (возглавляет руководитель Администрации Президента РФ), с 2006 года созданы при содействии государства и действуют Общероссийский Конгресс муниципальных образований – единое общероссийское объединение муниципальных образований; Общероссийская общественная организация «Всероссийский Совет местного самоуправления». Надо отметить, что в органах правления указанных общественных объединений работают депутаты Государственной Думы, члены Совета Федерации Федерального Собрания РФ, представители федеральных органов государственной власти, органов законодательной и исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

Второе – остаются актуальными проблемы обеспечения органов МСУ достаточными финансовыми ресурсами для исполнения полномочий, оптимизация налоговой базы и укрепление муниципального бюджета.

Третье – создание более благоприятных условий для привлечения в местные органы власти высокопрофессиональных кадров, активнее привлекать население к решению вопросов местного значения.

Четвертое – оптимизировать систему проверок со стороны контрольно-надзорных органов.

Пятое – в конечном счете, целесообразно использовать органы МСУ в качестве организаторов освоения новых хозяйственных механизмов (при поддержке субъектов Федерации) и эффективного сотрудничества органов управления муниципальными образованиями и госорганами.

На наш взгляд, использовать данную Антологию можно и нужно при изучении таких учебных дисциплин, как «Местное самоуправление», «История государственного управления в России», «История становления и развития административной системы управления в России», «История государственных органов и учреждений в России», «Управление проектами», «Исследование социально-экономических и политических процессов», «Управление в социальной сфере», «Социальная политика государства». Кроме того, текст данной Антологии действительно может оказать серьезную помощь в кейс-проектировании по историческим дисциплинам (вне зависимости от их ориентации на конкретные направления подготовки).

Литература

  1. Земская идея в истории социально-политической мысли России: Антология. Т. 1: Земская идея: теории, отечественный и зарубежный опыт / под ред. А.Ю. Шутова; подгот. текстов и коммент. А.В. и А.И. Топычкановы, С.Ю. Шокарев. – М.: Изд-во Московского университета, 2014. – 544 с.
  2. Малека Ю.Н. Социальная деятельность Российского государства: исторический опыт управления процессами (XVIII – начало XX веков.): автореф. дис. … докт. истор. наук. – М., 2003. – 48 с.
  3. Федеральный закон Российской Федерации от 6 октября 2003 г. № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» (с посл. изм. от 25 июля 2011 г.) // Собрание законодательства РФ. – 2003. – N 40. – Ст. 3822.
  4. Малека Ю.Н. Местное самоуправление как политический институт // Власть. 2015. № 8.– С. 172-177.
  5. Ряжапов Н.Х. Этапы преобразования местного самоуправления в Москве // Власть. 2015. № 5. – С. 35-40.
  6. Понеделков А.В., Старостин А.М., Ляхов В.П. Эффективность местного самоуправления в зеркале общественного мнения и экспертных оценок: итоги исследования последнего десятилетия (2001 – 2015 гг.): Информ.-аналитические материалы научно-практической конференции. – Ростов н/Д: Изд-во ЮРИУ РАНХиГС, 2015. – 480 с.
  7. Мельков С.А., Микрюков В.О. О пользе толковых информационно-аналитических материалов [Электронный ресурс] // ГосРег: государственное регулирование общественных отношений. 2016. № 1 [сайт]. URL: http://gosreg.amchs.ru/pdffiles/15number/articles15/Mel’kov_Mikryukov_15.pdf (дата обращения: 20.04.2017).
  8. Малека Ю.Н., Мельков С.А. Управление в социальной сфере: история и тренды. – Химки: АГЗ МЧС России, 2017. – 160 с.