Home / История вмешательства государства в общественные отношения / Стрелецкий И.Я. Непризнанные города-герои

Стрелецкий И.Я. Непризнанные города-герои

Стрелецкий Игорь Яковлевич – доцент кафедры
государственного и муниципального управления
Академии гражданской защиты МЧС России,

кандидат исторических наук

Streleckii-igor@mail.ru

 

Непризнанные города-герои

Unrecognized cities-hero

 

Аннотация: в статье на основе множества опубликованных данных, ранее не доступных широкой общественности, рассматривается подвиг жителей и защитников Ржева, Воронежа и Ростова-на-Дону во время Великой Отечественной войны – городов, в числе других недавно удостоенных звания «Город Воинской Славы». На основании этих данных и сравнительного анализа с результатами Сталинградской битвы автор обосновывает свою (и не только свою) точку зрения о том, что названные города, равно как и некоторые другие, о которых идет речь в самом начале статьи, достойны более высокого звания – «Город-герой».

Статья подготовлена в рамках научной школы «Государственная политика и управление», функционирующей в Академии гражданской защиты МЧС России на постоянной основе.

Abstract: in the article, based on the set of published data not previously available to the public, the feat of residents and defenders of Rzhev, Voronezh and Rostov-on-Don during the Great Patriotic War, cities, among others, recently awarded the title «City of Military Glory», is considered. Based on these data and a comparative analysis of the results of the Battle of Stalingrad, the author justifies his (and not only his) point of view that the named cities, as well as some others, mentioned at the very beginning of the article, deserve a higher rank — » Hero City. »
The article was prepared within the framework of the scientific school «State Policy and Management», functioning in the Civil Defense Academy EMERCOM of Russia on a permanent basis.

Ключевые слова: боевые действия, бойцы, бомбежка, Великая Отечественная война, военачальник, воинская слава, войска, Воронеж, враг, гарнизон, Герой Советского Союза, город, группировка (противника), дивизии СС, добровольцы, командиры, контрнаступление, Красная Армия, кровопролитная (битва), мирные (жители), мобилизация, Москва, наступление, немецко-фашистские (войска), оборона, оборонительные сооружения, обстрел, ожесточенные (бои), оккупация, опасность, ополченцы, орден, освобождение, память, партизаны, пленные, победа, подпольщики, потери, почетное (звание), правда, приказ, прорыв, Ржев, Родина, Ростов-на-Дону, рубеж, снабжение, солдаты, сопротивление, сражение, Сталинград, тыл, удар, уличные бои, фронт, Чижовский плацдарм.

Keywords: military operations, fighters, bombing, Great Patriotic War, military leader, military glory, troops, Voronezh, enemy, garrison, Hero of the Soviet Union, city, grouping (enemy), SS divisions, volunteers, commanders, counteroffensive, Red Army, bloody (battle), peaceful (inhabitants), mobilization, Moscow, offensive, German-Fascist (troops), defense, defensive constructions, firing, fierce (fights), occupation, danger, militiamen, order, liberation, memory, partisans, prisoners , victory, underground, losses, honor (title), true, order, breakthrough, Rzhev, Rodina, Rostov-on-Don, frontier, supply, soldiers, resistance, battle, Stalingrad, rear, strike, street fighting, front, Chizhovsky bridgehead.

 

Текст статьи в PDF

Рецензия

 

Актуальность темы статьи. Недавно наша страна, все прогрессивное человечество отмечали 72-ю годовщину Великой Победы. В честь ветеранов, в честь воинов – победителей фашизма во многих городах прошли торжественные парады, сотни тысяч людей в России и в странах ближнего зарубежья вышли с портретами своих родных – участников Второй мировой войны – на акцию «Бессмертный полк». Особенно многолюдно эти и другие праздничные мероприятия проходили в городах-героях и городах Воинской Славы.

Почетное звание «Город-герой» было учреждено Указом Президиума Верховного Совета СССР 8 мая 1965 г. В данном Указе сказано: «Высшая степень отличия – звание «Город-Герой» присваивается городам Советского Союза, трудящиеся которых проявили массовый героизм и мужество в защите Родины в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.» Этим же Указом звание «Город-герой» было присвоено Брестской крепости и шести городам СССР: Волгограду (Сталинграду), Киеву, Ленинграду, Москве, Одессе и Севастополю. В 1973 г. почетного звания «Город-герой» были удостоены Керчь и Новороссийск, в 1974 г. – Минск, в 1976 г. – Тула, в 1985 г. – Мурманск и Смоленск.

Подвиг городов-героев и их жителей в годы Великой Отечественной войны, их вклад в разгром немецко-фашистских войск известен всем, и сомнению не подвергается. Однако, как показали данные, опубликованные после распада СССР, жители многих других городов России проявили не меньший героизм и мужество в деле защите Родины. В их числе такие областные (республиканские) центры как Брянск, Курск, Орел, Владикавказ, а также многие малые города России: Великие Луки, Тихвин, Старая Русса, Вязьма, Ельня, Можайск, Волоколамск, Старый Оскол. Тысячи и тысячи добровольцев из этих и многих других западнорусских городов в числе первых попадали на фронт, благодаря жителям этих городов и прилегающих к ним районов – большей частью женщинам, пожилым людям и детям –создавались мощные оборонительные линии и рубежи, задержавшие наступление немецко-фашистских войск и позволившие нанести значительный урон противнику. В городах, находившихся под оккупацией, горожане и селяне активно участвовали в подпольном сопротивлении, формировали партизанские отряды, непримиримо боролись с захватчиками и тем самым оказывали действенную, порой неоценимую помощь частям Красной Армии. Например, удары наших войск на Тихвинском направлении сковали силы группы армий «Север» как раз в тот момент, когда под Москвой советские войска вели тяжелые оборонительные бои; это не позволило немецкому командованию перебросить ни одной дивизии из состава группы армий «Север» на усиление своих войск под Москвой. Кроме того, был сорван гитлеровский план полного окружения Ленинграда. Во многом это стало возможно благодаря действиям местных партизан и подпольщиков. А о партизанском движении на Брянщине даже сложены песни, по своим масштабам оно сопоставимо с партизанским движением в Белоруссии[1]. Ельня – небольшой город в Смоленской области – стал родиной советской гвардии. Разгром немецких войск под Ельней – это один из первых случаев с начала войны, когда гитлеровцы были вынуждены оставить захваченную ими территорию, понеся большие потери (примерно 45 тыс. убитыми). Недаром участок фронта вблизи Ельни немцы прозвали «солдатским кладбищем». Трудом и мужеством жителей Можайска, Волоколамска и других городов Подмосковья, через которые танки вермахта прорывались к столице, противник в самые тяжелые – осенние дни 1941 г. – был задержан и измотан на пути к Москве. Благодаря этому советское командование смогло вовремя пополнить резервы и создать необходимую оборону на ближних подступах к столице. И перечисление подобных примеров можно продолжать почти до бесконечности.

Но в послевоенное время – до самого распада СССР – многие города, чьи жители не только пережили ужасы войны, но и внесли свой вклад в победу над фашизмом, остались «за бортом» заслуженного награждения. И лишь сравнительно недавно эта историческая несправедливость была частично восстановлена: 45 российским городам (в том числе перечисленным выше) было присвоено почетное звание «Город воинской славы», утвержденное Указом Президента Российской Федерации № 1340 от 1 декабря 2006 г. В президентском указе сказано: «При рассмотрении вопроса о присвоении городу звания «Город воинской славы» учитывается беспримерный подвиг защитников Отечества, который стал символом мужества, стойкости и массового героизма для поколений российских граждан»[2]. Вместе с тем в число городов, удостоенных этого звания, были включены и те, которые во время Великой Отечественной войны находились в глубоком тылу: Ковров, Хабаровск, Владивосток, Петропавловск-Камчатский. В Хабаровском крае и в Приморье непрерывно шло формирование новых дивизий для фронта. Половина всех грузов, поступавших из США по ленд-лизу, прошла через дальневосточные порты, из которых Владивосток принял 8 млн. тонн; на помощь фронту из порта Владивосток отправлялись боевые суда и подводные лодки[3]. Из Петропавловска-Камчатского летом 1945 г. выдвинулся морской десант, выбивший японцев с островов Парамушир и Шумшу. Город Ковров – как в годы войны, так и сейчас – по праву считается одной из главных оружейных кузниц России и т. д. Их жители воевали на фронте, трудились в тылу, многие не вернулись домой. Но ведь так жила вся страна: свои герои, в том числе, отдавшие жизнь за Победу, есть в каждом городе, в каждом селе, в каждой российской семье. Поэтому, не умаляя вклада и несомненных заслуг представителей названных городов и соответствующих им субъектов в разгром врага, автор считает не вполне корректным приравнивание их к городам, которые подвергались бомбежкам и обстрелам, находились на линии фронта и под оккупацией, были разрушены почти до основания, но даже в этих условиях продолжали вести борьбу.

Любая страна, город, любой населенный пункт – это, прежде всего, люди. В данной статье нет возможности описать подвиг всех городов, сражавшихся во время Великой Отечественной войны. Автор статьи предлагает читателям материал о трех городах, которые наряду с другими вполне достойны звания «Город-герой», но по надуманным, или, как модно сейчас говорить, политическим причинам были в свое время незаслуженно обойдены в ходе присвоения этого высокого звания: о Ржеве, Воронеже и Ростове-на-Дону.

 Когда писателя Илью Эренбурга спросили, что ему больше всего запомнилось

из четырех лет войны, он ответил: «Ржев. Ржева я не забуду.

Неделями шли бои за пять-шесть обломанных деревьев,

за стенку разбитого дома, за крохотный бугорок».

  1. Сражение за Ржевско-Вяземский плацдарм в истории Великой Отечественной войны занимает особое место по многим причинам. Это и неоднократные наступательные операции, проводимые группами фронтов, и чудовищные потери в живой силе и технике, понесенные обеими сторонами. В этом же ряду – огромное количество советских армий, принимавших участие в боевых действиях: встречаются сведения о почти 20-ти армиях, включая ударные и воздушные. Одной из особенностей этой баталии является и то, что она продолжалась 14 месяцев.

Осенние дни 1941 г. были самыми страшными. Немцы упорно рвались к Москве. В результате прорыва обороны Брянского фронта и мощного удара по войскам Западного и Резервного фронтов были окружены западнее Вязьмы 4 наших армии: 19-я, 20-я, 24-я и 32-я. Окруженные войска оказывали врагу упорное сопротивление. Это позволило провести ряд перегруппировок и отход частей 22-й, 29-й и 31-й армий. На этом рубеже в течение нескольких месяцев создавалась оборонительная полоса. Ее возведением руководил штаб 31-й армии, размещавшийся во Ржеве. Тысячи людей ежедневно работали на строительстве оборонительных сооружений. Свыше 16 тыс. чел. были призваны или ушли добровольцами на фронт.

10 октября решением Ставки ВГК Западный фронт возглавил Г.К. Жуков. Но наступление противника развивалось стремительно. Перед войсками, оборонявшими Ржев, действовали 3-я танковая группа генерала Гота и 9-я армия генерала Штрауса в составе 16-ти пехотных дивизий и 8-го полка дивизии СС «Мертвая голова». Наши войска с упорными боями отходили к Калинину и Можайской линии обороны. 11 октября части 41-й немецкого механизированного корпуса заняли Зубцов и Погорелое Городище, 12 октября – Лотошино и Старицу. 14 октября был захвачен Ржев.

Еще ранее – в сентябре 1941 г. – силами горкома и райкома ВКП (б) из партийно-советского актива были сформированы 4 партизанских отряда по 30–40 чел. Вооружены партизаны были плохо. Для координации боевых действий всех отрядов был создан штаб во главе с Ф.Ф. Пахомычевым и комиссаром М.М. Ромашовым. Борьба ржевских партизан осложнялась тем, что почти во всех деревнях стояли немецкие гарнизоны; гитлеровцы контролировали не только железные дороги и большаки, но и проселочные дороги. Поэтому действия партизанских отрядов проходили только на двух локальных территориях: у границ Старицкого района на севере и Сычевского района Смоленской области на юге.

В связи с контрнаступлением Красной Армии в декабре 1941 г. немцы начали спешно отступать. В январе 1942 г. часть Ржевского района была освобождена, но надежды на скорое освобождение самого города не оправдались. Гитлер, объявивший себя Главнокомандующим сухопутными войсками, в начале января отдал приказ, в котором требовал от своих отступающих армий «цепляться за каждый населенный пункт, не отступать ни на шаг, обороняться до последнего солдата, до последней гранаты… Каждый населенный пункт должен быть превращен в опорный пункт. Сдачу его не допускать ни при каких обстоятельствах, даже если он обойден противником»[4]. И приказ этот, хотя и не сразу, германские войска выполнили. Елена Ржевская, находившаяся с февраля 1942 до марта 1943 гг. на фронте под Ржевом в качестве военного переводчика, записала тогда: «В немецких частях здесь каждый солдат лично подписывает клятву фюреру, что не сойдет со своего места у Ржева. Отдать Ржев – значит открыть дорогу на Берлин – так все время повторяет их (немецкое) радио»[5].

Весь период оккупации Ржев оставался прифронтовым городом. Поэтому в нем дислоцировалось большое количество частей вермахта – до 15 тыс. солдат и офицеров, в том числе: штабы 6-го и 23-го корпусов 9-й армии, подразделения полевой жандармерии, отделение тайной полиции (гестапо), отдел по борьбе со шпионажем и саботажем. Подпольщикам и партизанам приходилось вести борьбу в неимоверно трудных условиях.

Жизнь мирных жителей Ржева и деревень, оказавшихся прифронтовыми, стала подвергаться еще большей опасности: они гибли не только от непосильного труда на строительстве вражеских оборонительных укреплений, но и от обстрелов и бомбежек нашей армии. С января 1942 г. город бомбили и обстреливали наши войска, с августа днем и ночью по всему городу рвались бомбы, снаряды и мины, горели дома, гибли люди. Дорого же стоила установка Сталина взять Ржев любой ценой! Итогом варварского эксперимента советских и немецких политиков и военачальников – «ржевской мясорубки» – явились десятки тысяч мирных жителей. Многие горожане бежали от голода и  бомбежек в близлежащие деревни. Для других реальностью становилась медленная и мучительная смерть от голода. В ход шел «подножный корм» – трава, ее высушивали и пекли из нее лепешки. По свидетельствам очевидцев в городе наблюдались случаи людоедства.

Тем временем в городе оставалось около 20 тыс. чел., столько же – в районе. Фашистский оккупационный режим вылился в массовое истребление мирных жителей и военнопленных. Начались публичные казни. Впоследствии освободители Ржева во многих местах обнаруживали изуродованные трупы мирных людей. Из акта областной комиссии по расследованию злодеяний оккупантов: «В начале января 1942 г. карательный отряд ворвался в деревню Воронцово, где был убит немецкий офицер. Каратели учинили кровавые расправы … Окружив деревню, они подожгли ее со всех сторон, а жителей, которые выскакивали из горящих домов, расстреливали в бросали в огонь. Было сожжено 12 домов и убито более 30 женщин и детей»[6].

В разных местах оккупанты создавали временные лагеря для мирных жителей и военнопленных. Самым большим и, пожалуй, самым страшным был Ржевский городской концлагерь. Адъютант Ржевской комендатуры, член нацистской партии обер-лейтенант Р.М. Георг свидетельствовал: «Военнопленные содержались в ужасных условиях. От голода и заболеваний, от простуды только в декабре 1941 и в январе 1942 гг. ежедневно умирало 25–30 военнопленных. За 2 месяца умерло не менее 2 тыс. военнопленных»[7]. Точное количество погибших узников в Ржевском концлагере неизвестно, но это десятки тысяч человек.

С ноября 1942 г. немцы никого не выпускали из города. Многих сразу увозили в Германию. В городе уже не просматривались ни улицы, ни переулки, жизнь стала невыносимой. Около 10 тыс. ржевитян испытали ужасы насильственного переселения в Германию или в белорусские лагеря, сотни погибли в пути. Из эшелона с населением из Ржева, простоявшего двое суток на станции Касня, было выброшено в яму 155 взрослых, умерших от голода и холода, а детей бросали к умершим родителям и зарывали живыми. Выжившие навсегда запомнили Слуцкий лагерь, где прибывших из Ржева сортировали: здоровых от 17 лет отправляли в Германию, всех остальных – женщин с детьми, стариков, больных, раненых, обмороженных – в лагеря; умерших складывали в огромную бомбовую воронку[8].

Зверства, чинимые фашистами, активизировали подпольное движение. Участники подпольной организации, руководимой Алексеем Телешовым, добывали для Красной Армии важные сведения о противнике, вредили немцам всем, чем могли: вырезали телефонные кабели, портили автомобили, расклеивали листовки, сожгли биржу труда с документами. Особенно большое значение имели световые сигналы, которыми подпольщики указывали вражеские объекты для советской авиации: склады с боеприпасами, штабы, дальнобойные артиллерийские установки. Другой группой руководил Игорь Савков. В нее входили также Эдуард Соловьев (19 лет), Николай Лошаков (16 лет), Василий Шитиков. Время деятельности группы Савкова невелико, но подпольщики успели нанести оккупантам значительный урон: собирали и передавали за линию фронта данные о немецких силах во Ржеве, подорвали продовольственный склад, подожгли цистерны с бензином. Третью группу возглавил кадровый офицер Красной Армии, участник гражданской войны И.А. Жижилкин. В нее входило около 10 чел., в том числе Анна Жижилкина, Константин Гончуков, Петр Терентьев, Иван Кротов (фамилии остальных неизвестны). Все три небольшие подпольные группы погибли весной, летом и осенью 1942 г. – в основном из-за предателей и провокаторов. Только Ивану Кротову удалось избежать ареста. После освобождения Ржева он был мобилизован в армию и погиб на фронте[9].

В 1963 г. героев-подпольщиков перезахоронили у обелиска Победы на Соборной горе. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 мая 1965 г. Алексей Телешов был награжден орденом Отечественной войны I степени, Владимир Новоженов и Александр Беляков – орденами Отечественной войны II степени посмертно. Их именами названы улицы го́рода. Место захоронения еще 9 подпольщиков – Михаила Соколова, Константина Дмитриева, Алексея Жильцова, Василия Морозова, Владимира Некрасова, Михаила Персиянцева, Кузьмы Латышева, Бориса Лузина и Татьяны Львовой – неизвестно. Предателя Николая Еремеева и агентов-провокаторов Уварова и Баранова судили и расстреляли в 1946 г.[10]

3 марта 1943 г. в результате Ржевско-Вяземской операции г. Ржев и оставшиеся под оккупацией территории Ржевского района были освобождены. После 14 месяцев боев в городе и районе наступила долгожданная тишина. Ржев после бегства немцев представлял собой страшную картину: сплошные развалины, во многих местах – изуродованные тела горожан. Из 5 443 жилых домов уцелело лишь 297. Были разрушены все 22 школы, 4 техникума, учительский институт, учреждения культуры и здравоохранения, железнодорожный узел, водопровод, взорван мост через Волгу. В разрушенном до основания городе с 56-тысячным довоенным населением осталось 362 чел., включая 248 узников Покровской старообрядческой церкви (в ходе их освобождения погибло 18 наших бойцов)[11].

Во время боев под Ржевом в августе 1942 г. едва ли не впервые четко проявилось превосходство наших сил над вражескими. Ржевско-Вяземский плацдарм стал местом крупнейших танковых сражений 1942 г. В ходе летней Ржевско-Сычевской операции в районе Погорелого Городища с 7 по 10 августа – почти за год до знаменитой битвы под Прохоровкой – проходила танковая битва, в которой с обеих сторон участвовало до 1500 машин. Были разгромлены 2 элитных танковых корпуса вермахта, один из которых ранее входил в танковую армию Гудериана. Причем танковые корпуса противника потерпели поражение летом, когда, по уверениям немецкого командования, «немцам нет равных»[12].

 «Ржев – краеугольный камень Восточного фронта» – именно так называется книга другого немецкого генерала, командира 6-й пехотной дивизии Хорста Гроссмана. В ней он писал: «31 октября 1942 г. 9-я армия образовала из дивизии СС «Великая Германия» боевую группу Казница. На один из батальонов этой группы обрушился чудовищный непрерывный огонь; … в течение 20 минут все было кончено, от роты осталось только 22 человека (при «норме» 120–150 чел). Вследствие сильных потерь весь батальон состоял только из 3 офицеров, 15 унтер-офицеров и 67 солдат; в другом батальоне остались только 1 офицер и 22 солдата, а еще один батальон был почти стерт с лица земли, из него вернулись в свой полк 1 офицер и 12 солдат» (в немецких батальонах по штату было 500–600 чел.)[13].

Без героического и трагедийного противоборства под Ржевом иначе сложилась бы и ситуация под Сталинградом, что явствует из многих фактов. Так, с 30 июля по 23 августа 1942 г. наши войска предприняли очередное наступление под Ржевом. Им удалось продвинуться на некоторых участках всего на 30–40 км, но германский генерал Курт Типпельскирх писал позднее об этом нашем наступлении: «Прорыв удалось предотвратить только тем, что 3 танковые и несколько пехотных дивизий (немецких), которые уже готовились к переброске на южный фронт, были задержаны»[14]. Танковые дивизии вермахта потеряли во время тогдашних боев под Ржевом более 80% машин и уже не годились для переброски под Сталинград или на Кавказ.

Несмотря на то, что под Сталинградом группировка противника была больше, качественно она уступала ржевской. В составе ржевско-вяземской группировки противника находились его лучшие боевые соединения – такие как дивизии СС «Великая Германия» и «Мертвая голова», в то время как под Сталинградом значительную войск часть составляли румынские, итальянские и венгерские соединения – гораздо менее боеспособные, чем немецкие. Своими активными действиями под Ржевом войска Красной Армии оттянули на себя значительное количество немецких сил, что способствовало победе под Сталинградом. Есть основания полагать, что именно отвлечение войск противника от наступления на Сталинград и было главной целью Ржевской операции.

4 марта в личном послании британский премьер-министр Уинстон Черчилль поздравил И.В. Сталина со взятием Ржева: «Примите мои самые горячие поздравления по случаю освобождения Ржева. Из нашего разговора в августе мне известно, какое большое значение Вы придаете освобождению этого пункта». Свой единственный выезд на фронты войны И.В. Сталин сделал именно в район Ржева 3–5 августа 1943 г.[15]

«Ржевскую академию» прошли многие выдающиеся военачальники. Здесь воевали будущие маршалы бронетанковых войск А.X. Бабаджанян, М.Е. Катуков, генерал армии А.Л. Гетман. Западным фронтом до августа 1942 г. командовал Г.К. Жуков, Калининским фронтом – И.С. Конев, а в августе 1942 г. он сменил Жукова на посту Командующего Западным фронтом.

Известный учёный, доктор философских наук, начальник Института военной истории Министерства обороны Дмитрий Волкогонов писал: «Ржев можно отнести к одной из самых крупных неудач советского военного командования в Великой Отечественной войне. И, как у нас водится, об этих трагических событиях написано всего несколько скупых строк. По-человечески это понятно: никому не хочется вспоминать о своих ошибках и просчётах, в том числе и знаменитым полководцам. В то же время долг памяти перед десятками тысяч погибших в ржевских лесах и болотах наших соотечественников, отдавших Родине всё, что они имели, требует вспомнить эти события. Военачальники распорядились их судьбами и жизнями бездарно. Политики, привыкшие рассматривать человека как статистическую единицу, списали эти чудовищные потери на войну и забыли о людях и их праве на память. Это варварский, но, к сожалению, очень часто встречающийся в нашей трагической истории подход к человеческим судьбам, к цене человеческой жизни. Он ещё не изжит до конца, его отзвуки слышны и сегодня»[16].

Из книги воспоминаний Петра Михина: «Спросите любого из трех встреченных фронтовиков, и вы убедитесь, что один из них воевал подо Ржевом. Сколько же побывало там наших войск! … Стыдливо умалчивали о ржевских боях воевавшие там полководцы. А то, что это замалчивание перечеркнуло героические усилия, нечеловеческие испытания, мужество и самопожертвование миллионов советских солдат, то, что это явилось надругательством над памятью почти миллиона погибших — это, выходит, не так уж и важно»[17].

До сегодняшнего дня точно не известно, скольких жизней стоило освобождение всего Ржевско-Вяземского плацдарма. В 1993 г. вышла в свет книга «Гриф секретности снят». В ней приводятся данные о потерях советских войск под Ржевом с января 1942 по март 1943 гг.: безвозвратных потери – 362 тыс. 664 чел., санитарные потери – 746 тыс. 485 чел. Немецкая сторона свои данные не раскрывает, но, по мнению специалистов и исследователей, число потерь немецко-фашистских войск может составлять до 500 тыс. чел[18]. Если Сталинград вошел в историю как начало коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны, то Ржев – как самая кровопролитная битва за всю историю человечества.

Таким образом, битва за Ржев стала одной из самых горьких страниц в истории Великой Отечественной войны. Вот почему о ней  так долго молчали. Но нам всем нужна правда, как бы горька она ни была. Солдатам и командирам Красной Армии, партизанам и подпольщикам, мирным жителям небольшого, но героического города – павшим и живым – всем, кто выполнил свой священный долг перед Родиной, мы отдаем дань нашей памяти, и будем помнить о них всегда.

  1. Большинству наших граждан лето 1942 г. известно тем, что в это время решалась судьба страны. Начиналась знаменитая Сталинградская битва, однако не многие знают, что была еще одна битва, важность которой так до сих пор до конца и не оценена – битва за Воронеж. О ней почему-то только вскользь иногда упоминали известные советские военачальники в своих мемуарах – и не более того. До недавнего времени не особо жаловали своим вниманием бои за Воронеж и наши историки, вероятно из-за того, что наступление противника на этом направлении было полной неожиданностью для Ставки Верховного Главнокомандования, предполагавшей, что немецкое летнее наступление, как и в 1941 г., развернется на центральном направлении в сторону Москвы.

Но все произошло наоборот. В конце июня 1942 г. свой главный удар противник нанес на стыке двух наших фронтов – Брянского и Юго-Западного. С первого дня наступления и в течение всей первой недели германская авиация ежедневно осуществляла массированные налеты непосредственно на сам Воронеж. По рассказам очевидцев город бомбили с дьявольской точностью – и это не удивительно, ведь недалеко находился г. Липецк, где в конце 1920-х гг. будущие командиры люфтваффе постигали военную авиационную науку на аэродромах, арендованных у РККА, так что эта местность была им хорошо знакома и без топографических карт.

Тем временем на Воронеж надвигалась специально созданная отборная группировка «Вейхс». В нее входили: 4-я танковая армия фон Гота, имевшая в своем составе элитную дивизию СС «Великая Германия», 2-я немецкая армия, 6-я немецкая армия под командованием генерал-полковника Паулюса, 4-я авиационная армия и 8-й элитный авиакорпус, 10-я зенитная дивизия и 2-я венгерская королевская армия. Операцией под кодовым названием «Блау» («Синий») командовал генерал-фельдмаршал фон Вейхс. Воронеж являлся основной точкой поворота германских соединений на юг, а также главной базой, с помощью которой предполагалось обеспечить фланговое прикрытие основного стратегического направления всей военной компании 1942 г. в направлении на Сталинград. Листовки, обращенные к немецким солдатам, призывали: «Солдаты! За два года войны вся Европа склонилась перед вами! Ваши знамена прошелестели над городами Европы! Вам осталось взять Воронеж! Вот он перед вами! Возьмите его, заставьте склониться! Воронеж – это конец войны! Воронеж – это отдых! Вперед!»[19]

Оборонять город на начальном этапе уличных боев против такой армады в то время пришлось в основном бойцам нескольких полков и отдельных батальонов НКВД, курсантам местной школы милиции, двум эскадронам учебного запасного кавалерийского полка, а также местным ополченцам и партизанским группам из жителей города. Вооружение было скудным: один из батальонов НКВД был вооружен только револьверами «наган», кавалерийские эскадроны имели лишь винтовки и клинки. Почти все они, и еще девчонки-зенитчицы, развернувшие свои орудия на прямую наводку и сжигавшие в упор немецкие танки, погибли, защищая город. На окраинах города оборонялись части 232-й стрелковой дивизии, еще до конца не укомплектованной и вынужденной растянуть оборону по фронту почти на 80 км. На городских улицах развернулись ожесточенные бои, в которые продолжали втягиваться и отдельные отходящие части Юго-Западного фронта, а также резервы, бросаемые в бой прямо с колес.

Огромная заслуга в защите города принадлежит Городскому комитету обороны, имевшему столь незначительные силы и сумевшему организовать упорное сопротивление. Личный пример мужества показали воронежские коммунисты. Все до единого – от секретарей горкома и райкомов до рядовых – они вошли в состав коммунистического батальона, с первых дней обороны города вступив в схватку с врагом, действуя самостоятельно и в составе регулярных войск, сражаясь на самых сложных участках фронта, первыми поднимаясь в бой, выполняя наиболее ответственные задания. Почти все они оставили свои фамилии на обелисках павших героев. То же можно сказать и о бойцах НКВД, бесстрашно сражавшихся с гитлеровцами в первые дни ожесточенных уличных боев, совершавших дерзкие рейды и отбивавших у врага целые кварталы. Вместе со взрослыми в военных действиях принимали участие и совсем юные жители Воронежской области. Многие школьники тайком уходили из дома на фронт, становились связными и разведчиками. Среди них – юные герои Костя Феоктистов, Костя Стрелюк, Лилия Федосеева и др.[20]

К 6 июля немецкие войска вышли к реке Дон. Из-за того, что основной мост через Дон в районе Семилук по чьей-то халатности не был вовремя взорван, немцы без особого труда форсировали основную водную преграду и ворвались на улицы Воронежа. Понимая всю серьезность ситуации, советское командование все-таки сумело подтянуть к Воронежу части отступавшей 40-й армии, 60-й армии, 5-й танковой армии и новообразованных танковых корпусов. Тяжелые танковые сражения развернулись на окраинах города, где, столкнувшись с лучшими мотопехотными и танковыми соединениями противника, части Красной Армии понесли тяжелые потери, и в результате их массированные контратаки успеха не имели. Счет машинам, подбитым с обеих сторон, шел на сотни, накал боев достигал такого ожесточения, что гибли не только рядовые, но и генералы в ранге командующих. Тем не менее, рокадное шоссе на Москву нашим войскам все же удалось удержать. Вот как об этих драматических событиях писал английский историк Джон Фуллер: «Началось сражение за Воронеж, и для немцев оно было одним из самых роковых за время войны. Русские, сосредоточенные к северу от Воронежа, прибыли вовремя, чтобы спасти положение, возможно, они спасли всю кампанию. Нет никаких сомнений, что дело обстояло именно так»[21].

Кому приходилось бывать в Воронеже, тот, наверное, знает, что большая часть города, так называемый правый берег, находится в междуречье рек Дон и Воронеж, а его меньшая часть («левый берег») – на левом берегу реки Воронеж. В то время в городе оставалось по меньшей мере 200 тыс. чел. – около половины его жителей, то есть тысячи гражданских людей по существу оказались на линии фронта – там, где развернулись ожесточенные уличные бои. Через несколько дней большая часть правобережной (основной) части города перешла под контроль германских войск. Исключение составил только северный городок Сельскохозяйственного института, где многодневные бои носили ужасающий характер и часто переходили в рукопашные схватки за каждый дом. Мосты через реку Воронеж (кроме железднодорожного) были взорваны. По сохранившимся опорам этого моста в правобережную, северную часть города, на плацдарм, оставшийся в руках наших войск, постоянно перебрасывались подкрепления и боеприпасы. Основные же наши части и подразделения закрепились в левобережной части.

7 июля командующий германской группировкой фон Вейхс объявил своим солдатам об окончательном захвате Воронежа. Командующий группой армий «Юг» фон Бок сразу же доложил Гитлеру о полном взятии города. Однако эта информация оказалось неверной[22].

В этот же день – 7 июля – был образован Воронежский фронт. Совинформбюро в течение нескольких недель не решалось сообщить стране правду о городе, охваченном жестоким сражением, стоящем насмерть на самой линии фронта. Вместо этого в эфире звучала обтекаемая фраза «упорные бои в районе Воронежа». Германское командование и далее пыталось развить свой успех и захватить весь город. Однажды фашистам даже удалось переправиться на левый берег реки Воронеж южнее города, но при продвижении в сторону центра их подразделения были атакованы истребительным батальоном 100-й стрелковой дивизии и полностью уничтожены. Больше попыток захватить левобережную часть города немцы не предпринимали, а думали только о том, как удержать свои позиции.

В период оккупации Воронеж оказался единственным городом Европы, где оккупационный фашистский режим не смог установить свою администрацию и назначить бургомистра. На призывы немцев записываться в полицию не пришел ни один человек. Немцы решили выгнать из города всех жителей, для чего был издан специальный приказ. Тех, кто не мог покинуть город в течение 24 часов, ждал расстрел. На центральных улицах и площадях города, на деревьях скверов и оградах парков, на светофорах и фонарных столбах, на памятниках – всюду висели тела казненных горожан. Из больниц, где проходили лечение раненные от воздушных налетов гражданские лица, фашисты забрали всех (около 500 чел.) и в Песчаном Логу – на южной окраине города – расстреляли. Расстреляли «цивилизованные европейцы» и всех пациентов психиатрической больницы вместе с врачами[23].

В городе и области в ответ на фашистский террор вспыхнула партизанская война. Из каждого подъезда, каждого оконного проема, каждого подвала фашистам грозила смерть. Поодиночке и в составе десятков партизанских отрядов горожане безжалостно мстили врагу.

Партизанское движение в Воронежской обл. проходило в сложных условиях отсутствия крупных лесных массивов и огромного количества вражеских войск. В 1942 г. при штабе Воронежского фронта был создан штаб партизанского движения, руководил которым бывший секретарь обкома партии А.М. Некрасов. В тылу врага разворачивалась грандиозная по своим масштабам партизанская война, и для этого очень были нужны специалисты, подготовку которых необходимо было организовать в прифронтовой полосе как можно быстрее. Для этого на Воронежский фронт был направлен И.М. Даньшин – помощник начальника контрразведки Центрального штаба партизанского движения, боевой офицер-пограничник. Вскоре в селах Садовое и Тишанка были созданы партизанские школы. Кропотливая работа по подбору людей шла постоянно. Зачисляли тех, кто не попал на фронт по возрасту, эвакуированных, в том числе и школьников старших классов. Основной стала Садовская школа, в которой уже в сентябре 1942 г. обучалось более 200 чел., в том числе 8 женщин. В Тишанской школе обучалось 114 чел. Будущие партизаны и диверсанты изучали немецкий язык, самое различное оружие, технические средства борьбы и др. дисциплины. Интенсивно тренировались в стрельбе, разведке, подрывном деле, выезжали в соседнюю Тамбовскую обл., где осваивали прыжки с парашютом. Учились совершать скрытные ночные переходы, переходить линию фронта, преодолевать водные преграды – ведь, как считалось, «партизан должен уметь все и даже чуточку больше»[24].

Вскоре в занятую немцами Ворошиловградскую обл. было отправлено 8 групп общим количеством 80 чел.[25] По свидетельству заместителя командира отряда Н.В. Григорьева диверсионно-разведывательные группы взрывали мосты, добывали сведения о противнике и передавали их в г. Борисоглебск (Воронежская обл.). После выполнения задания они вернулись в с. Садовое, а в январе 1943 г. были заброшены уже в Белгородскую обл.

После освобождение Воронежа обе школы продолжали активно действовать, и летом 1943 г. их выпускники были десантированы в Черниговскую обл., в район Бильских лесов. Здесь на базе местного партизанского отряда «За Родину» было сформировано 1-е Воронежское партизанское соединение. Его командиром был назначен полковник М.И. Шукаев – выдающийся командир, организатор и активный участник партизанского движения на территории Украины и Чехословакии[26]. Боевая деятельность соединения началась диверсионными актами в районе станции Нежин. С 17 августа по 7 сентября 1943 г. партизаны подорвали 11 эшелонов противника, разрушили 4 железнодорожных и 2 шоссейных моста, уничтожив при этом около 800 вражеских солдат и офицеров. 1-е Воронежское партизанское соединение совершило самый длительный рейд по тылам противника – более 10 тыс. км через Украину, Белоруссию, Польшу и Чехословакию. Впоследствии М.И. Шукаев издал книгу, которую так и назвал: «11 000 километров по тылам врага» (вышла в свет в Воронеже в 1966 г.)[27].

В ноябре 1943 г. из состава 1-го было сформировано 2-е Воронежское партизанское соединение (командиры – майор Даньшин (инициалы найти не удалось), затем – И.И. Цветков), а в январе 1944 г. в Ровенской обл. – 3-е Воронежское партизанское соединение (командир – В.Н. Макаров), прошедшее с боями более 6 тыс. км. Всего Воронежские партизанские соединения прошли по тылам противника более 20 тыс. км. Было подорвано и пущено под откос около 300 вражеских эшелонов с живой силой и техникой, истреблено множество солдат и офицеров. В штаб партизанского движения Воронежского, а затем 1-го Украинского фронтов было отправлено большое количество зашифрованных радиограмм о дислокации и количестве войск противника. Около 1 тыс. бойцов были награждены боевыми орденами и медалями – как нашей страны, так и европейских государств[28].

Все мы знаем про Невский пятачок при обороне Ленинграда, знаем о Малой земле в Новороссийске. Но мало кто знает, что была своя малая земля, свой невский пятачок и в Воронеже – Чижовский плацдарм. В конце августа – сентябре 1942 г. командование Красной Армии предприняло попытку закрепить за собой плацдарм на правом берегу Воронежа. Не с первого раза, но нашим войскам это все-таки удалось. Чижовский плацдарм, прозванный у солдат «долиной смерти», начинался от заливных лугов правобережья и поднимался на крутые береговые холмы в южной части города. Чтобы попасть на плацдарм, войскам необходимо было форсировать реку Воронеж. Для этого советские военные инженеры придумали и применили невиданную доселе подводную переправу из бетонных осколков и битого кирпича, которую бойцы сооружали по ночам. Сверху на полметра переправа была прикрыта водой и оставалась невидимой с воздуха. По ней в одну из ночей на правый берег была переправлена техника и пехота. В результате внезапно нанесенного удара был захвачен плацдарм в правобережной части города, который, несмотря на неоднократные контратаки противника, удерживался нашими бойцами до самого освобождения города в январе 1943 г. Именно от Чижовки был нанесен один из главных ударов по вражеским войскам. Сколько там погибло наших солдат, точно неизвестно до сих пор. Ныне в братской могиле на Чижовском плацдарме захоронено более 15 тыс. чел. (известны фамилии немногим более 3,5 тыс. из них). Это самое большое захоронение времен Великой Отечественной войны в Воронеже. Останки бойцов в этих местах продолжают находить и сегодня[29].

Осенью 1942 г. во вражеской обороне у Воронежа образовался выступ, своего рода «Воронежская дуга» – глубиной около 100 км при длине основания около 130 км. Внутри этого выступа располагались 10 немецких дивизий 2-й армии и 2 венгерские дивизии. О серьезности этого участка фронта для немцев говорит хотя бы тот факт, что в разгар боев они вынуждены были снять дивизию из-под Сталинграда и перебросить ее в Воронеж. Советское Верховное Главнокомандование решило нанести удар по флангам этого выступа. 24 января 1943 г. началась Воронежско-Касторненская операция. 25 января были полностью освобождены все районы города, а на всем воронежском направлении вражеская группировка оказалась в полном окружении – получился так называемый Сталинград на верхнем Дону. Ожесточенные бои продолжались до 17 февраля. Противник пытался прорвать окружение, но был разгромлен. Враг потерял до 11 дивизий (9 германских и 2 венгерских), почти все тяжелое вооружение и технику[30].

Разгром немецко-фашистских войск под Воронежем в ходе Воронежско-Касторненской операции с полным правом позволяет говорить о ней как о крупном успехе советских войск в 1943 г. В ходе кровопролитных боев на воронежском направлении была скована боями огромная группировка противника, которую фашистам так и не удалось использовать под Сталинградом. Всего на воронежском направлении было уничтожено 26 немецких дивизий, 2-я венгерская и 8-я итальянская армии, румынские части. Количество пленных было больше, чем под Сталинградом – более 75 тыс. солдат и офицеров. При этом потери немецких войск и их союзников составили около 320 тыс. чел. Наших воинов на воронежской земле погибло еще больше – около 400 тыс. чел. Были захвачены в качестве трофеев тысячи танков, бронемашин, автомобилей, артиллерийских систем и минометов, крупные склады вооружения, боеприпасов, продовольствия и армейского снаряжения. В битве за Воронеж состоялось одно из трех крупнейших танковых сражений второй мировой войны – контрудар четырех танковых корпусов и 5-й танковой армии под командованием генерала А.И. Лизюкова во фланг немецких армий, наступавших на город. Около 300 воронежцев за проявленный героизм и мужество были удостоены звания Героя Советского Союза[31]. Сам город Воронеж стал третьим после Ленинграда и Севастополя по длительности нахождения на линии фронта: 212 дней и ночей. За всю войну было только два города – Сталинград и Воронеж, где линия фронта проходила непосредственно через город.

Воронеж вошел в число 12 городов Европы, наиболее пострадавших во Второй мировой войне и в число 15 городов СССР, требующих немедленного восстановления. Было уничтожено до 95% всех городских зданий. На совете Правительства даже ставился вопрос о целесообразности восстановления города. Но воронежцы упорно возвращались на родину, заранее зная, как здесь тяжело и трудно. Мужественные русские люди дали клятву поднять Воронеж из пепла и развалин. Рабочие, служащие, женщины-домохозяйки, подростки – все участвовали в восстановительных работах. На территории города было обезврежено более 400 тыс. мин. По данным Воронежского краеведческого музея в разминировании города участвовали около 700 жителей области, среди них – много подростков. За время разминирования погибли 6 саперов, 12 получили ранения. Воронеж был восстановлен в рекордные сроки – всего за 5 послевоенных лет[32].

В годы, когда страна начала отмечать свои города особым титулом «Город-Герой», тогдашними воронежскими руководителями были представлены документы на присвоение этого высокого звания Воронежу. Но, к сожалению, данная инициатива с места не нашла отклика у кремлевских чиновников. Поводом для отказа послужил послевоенный статус города, ставшего центром многих секретных разработок в области ракетных двигателей, космических станций, радиоэлектроники, электротехники и много другого, что работало на военно-промышленный комплекс СССР. Привлечения внимания туристов, особенно иностранных, к центру секретных разработок нельзя было допустить. Городу был присвоен орден Отечественной войны I степени, а все материалы о ходе боевых действий засекречены. В 2007 г. архивы открыли, и Воронеж стал одним из первых Городов Воинской Славы. Одновременно появилось и понятие «Битва за Воронеж».

  1. Еще один город, достойный высокого звания «Город-Герой» – крупнейший город на юге России – Ростов-на-Дону (далее – Ростов).

В первые же дни войны тысячи ростовчан были призваны в ряды действующей армии. Мобилизация проходила исключительно организованно. В точно установленные сроки мобилизованные прибывали на призывные пункты. Тысячи юношей и девушек, не получившие повесток, приходили в военкоматы и заявляли о добровольном желании убыть на фронт. 10 июля 1941 г. началось формирование Ростовского стрелкового полка народного ополчения. По мере того как осложнялась обстановка на фронте, поток заявлений нарастал. Всего за первые месяцы войны в военкоматы Ростова поступило более 60 тыс. заявлений патриотов-добровольцев. В их числе были ученые (более 60 научных работников только из государственного университета) и писатели Дона во главе с М.А. Шолоховым, ставшим с первых дней войны военным корреспондентом центральной печати[33].

С начала войны вступила в бой сформированная в Северо-Кавказском военном округе 19-я армия под командованием генерала И.С. Конева. В первой половине августа вместе с другими армиями Западного фронта 19-я армия начала наступление и нанесла серьезный урон врагу под Ельней. В рядах этой армии отличились ростовчане, составлявшие значительную часть ее бойцов[34].

Самоотверженно трудились те, кто остался в городе. На смену ушедшим на фронт приходили подростки, женщины, старики. «Работать не только за себя, но и за товарища, ушедшего на фронт», – таков был девиз каждого оставшегося в тылу. С каждым днем помощь фронту усиливалась. На машиностроительных заводах налаживали выпуск танковых корпусов, минометов, снарядов, мин, авиабомб. Другие предприятия переходили на выпуск боеприпасов и стрелкового оружия, специальных тканей для парашютов, снаряжения, вещевого и продовольственного снабжения армии. Жители Ростова хорошо понимали, что война потребует огромных расходов. Как отдельные граждане, так и целые коллективы выразили готовность помочь фронту своими личными средствами. Осенью 1941 г. трудящиеся Ростова приступили к сбору теплых вещей для наших бойцов. Только за 5 дней было собрано 530 полушубков, 638 пар валенок, около 3,5 тыс. телогреек, 1,1 тыс. бурок, 218 тыс. шапок-ушанок. К 25 сентября по городу было собрано свыше 47 тыс. теплых вещей различных наименований[35].

Тем временем немецкие войска, используя превосходство в танках, приближались к городу. В числе первых, встретивших врага, была 74-я стрелковая дивизия, сформированная еще в 1920-е гг. Следуя славным традициям отцов, воины дивизии в течение нескольких суток удерживали рубежи, отбивая яростные атаки гитлеровцев. Так же стойко отражали натиск противника бойцы 8-го механизированного корпуса под командованием известного героя гражданской войны на Дону генерала Д.И. Рябышева. Решительно действовали танкисты 8-го механизированного корпуса. Умело используя боевые качества танков КВ и Т-34, они нанесли значительный урон частям 3-го немецкого моторизованного корпуса. В ожесточенных боях бессмертный подвиг совершила артиллерийская батарея 606-го полка 317-й стрелковой дивизии. 17–18 ноября батарея держала оборону на кургане Бербер-Оба (ныне – Артиллерийский курган), недалеко от села Большие Салы, и уничтожила 30 машин противника. 16 наших воинов пали смертью храбрых. За этот бой командиру батареи Сергею Оганяну и политруку Сергею Вавилову было присвоено звание Героев Советского Союза (обоим посмертно), а весь личный состав  награжден орденами[36].

21 ноября противник ворвался в город. Военный совет 56-й Отдельной армии отдал приказ: занять оборону на южном берегу Дона. Отход и переправу через Дон войск 56-й армии прикрывали 33-й мотострелковый полк, 230-й полк НКВД и полк народного ополчения. Стойкое сопротивление этих частей обеспечило вывод войск 56-й армии на левый берег реки. Героически сражались бойцы 230-го полка НКВД. Первый батальон, неся большие потери, отошел на левый берег Дона, второй батальон отходил на Зеленый остров. Личный состав еще не успел занять окопы, как по наплавному мосту на остров прорвались 12 фашистских танков. 5 часов враг обстреливал позиции батальона, пропуская вперед танки. Имея мало боеприпасов, чекисты стояли насмерть. Так, В. Бондарев и Г. Огарков, взяв по связке гранат, уничтожили 2 танка. Вскоре артиллерия 56-й армии открыла по острову огонь. Немцы вынуждены были вывести свои танки с Зеленого острова. Неувядаемой славой покрыла себя рота, которой командовал лейтенант Н. Левкин. В районе площади Карла Маркса рота заняла несколько домов и превратила их в неприступную крепость. От взрыва гранаты командир роты потерял зрение, но продолжал руководить боем. За проявленное мужество лейтенант Николай Левкин был награжден орденом Красного Знамени[37].

29 ноября 1941 г. части 56-й и 9-й армий полностью очистили город от фашистских захватчиков. Под Ростовом были разгромлены 14-я и 16-я танковые дивизии, 49-й горнострелковый корпус, 60-я моторизированная дивизия, дивизия СС «Викинг». Потери противника в живой силе и технике составили от 50 до 70 %. Поражение немецко-фашистских войск на Дону и контрнаступление Южного фронта имели и огромное политическое значение: разгром противника под Ростовом сорвал его планы прорваться на Кавказ и укрепил положение советских войск на левом крыле советско-германского фронта[38].

Однако к лету 1942 г. обстановка на фронте резко ухудшилась. Руководство страны во главе со Сталиным полагало, что немцы после поражения под Москвой не отступятся от цели взять нашу столицу, и что их основные усилия в весенне-летней кампании 1942 г., как и в начале войны, будут сосредоточены на центральном направлении. Это, как известно, стало серьезным стратегическим просчетом. 5 апреля 1942 г. Гитлер подписал директиву № 41 на подготовку к летней кампании. В разделе «Главные операции на Восточном фронте» указывалось, что для овладения Кавказским фронтом «необходимо разбить и уничтожить русские силы, расположенные западнее и севернее р. Дон. Было бы особенно желательно захватить неповрежденные мосты в самом Ростове»[39].

В результате непродуманности действий Ставки ВГК и провала общего наступления на фронте наши войска в мае 1942 г. оказались в печально знаменитом «харьковском котле» и потерпели серьезное поражение в Крыму. Развивая успех на южном направлении, 4-я и 6-я немецкие армии к середине июля вошли в большую излучину Дона, заняв города Морозовск, Миллерово и станицу Боковскую. Для войск Южного и Юго-западного фронтов создалась угроза окружения. Части Красной Армии, понеся большие потери, были вынуждены отойти на левый берег Дона. В известном сталинском приказе № 227 от 28 июля 1942 г. («Ни шагу назад!») по этому поводу говорилось: «Часть войск Южного фронта, идя за паникерами, оставила Ростов и Новочеркасск без серьезного сопротивления и без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором…»[40].

24 июля 1942 г. немецко-фашистские войска вновь захватили Ростов. Во время второй оккупации города, которая длилась 205 суток, нацисты активно насаждали свой «новый порядок». Из докладной записки Управления НКВД по Ростовской области № 7/17 от 16.03.1943:  «Дикий произвол и зверства оккупантов первых дней сменились орга­низованным уничтожением всего еврейского населения, коммунистов и советских патриотов… В одной только городской тюрьме было обнаружено 1154 трупа граждан города, расстрелянных и замученных гитлеровцами. Среди жертв — 55 несовершеннолетних, 122 женщины». Всего за время оккупации гитлеровцы уничтожили в Ростове 40 тыс. жителей (только в карьере  Змиевской балки – свыше 27 тыс. чел.), еще 53 тыс. угнали на принудительные работы в Германию. Сам город был почти полностью разрушен. 85% административных и жилых зданий было превращено в руины, из 286 заводов и фабрик 280 – взорвано и сожжено[41].

Во время оккупации подпольщики и партизаны не прекращали борьбу: уничтожали немецкую живую силу и технику, линии и средства связи, взрывали мосты и эшелоны, укрывали военнопленных, спасали жителей от угона в Германию, передавали через линию фронта ценную разведывательную информацию. Среди народных мстителей отличился партизанский отряд им. Сталина численностью более 120 чел. под командованием М.М. Трифонова (подпольная кличка Югов), группы подпольщиков «Трамвайщик» под руководством Е.И. Голубевой и «Мститель» Н.А. Шпилевой. В отряде Югова умелыми и бесстрашными бойцами были 13-летний Толя Подушко и 12-летний Савва Лотошников. Друзья расклеивали по городу листовки, в которых рассказывалось о героической борьбе Красной Армии против фашистских захватчиков, помогали партизанам в изготовлении подложных документов, вели разведку, выявляли места расположения вражеских орудий, машин, складов с боеприпасами и имуществом. Эти разведданные передавались нашим летчикам, которые успешно бомбили выявленные цели. Другой разведчик отряда Югова юный патриот Володя Щербаков совершил много дерзких диверсий в Ростове. Он погиб уже после освобождения города, в мае 1943 г., когда с группой диверсантов был заброшен в занятый противником Донбасс. Улицы и парки Ростова названы именами юных героев – Вити Черевичкина, Володи Щербакова, Саши Чебанова, Зиновия Знаменского, Кости Поповского, погибших в схватках с оккупантами[42].

После поражения под Сталинградом в конце января – начале февраля 1943 г. гитлеровцы понимали, что им грозит еще одно окружение, возможно, даже более серьезное и опасное. Поэтому для них необходимо было удержать Ростов – «ворота Кавказа», как они его называли. Немцы надеялись, что это позволит им вернуть стратегическую инициативу. Они собрали в городе 4 отлично вооруженные дивизии, соорудили систему опорных пунктов, к тому же, находясь на возвышенном правом берегу Дона, имели немалое преимущество.

В ночь на 8 февраля 1943 г. войска Южного фронта под командованием генерал-полковника Р.Я. Малиновского начали штурм города. Форсировав Дон, соединения 28-й армии генерал-лейтенанта В.Ф. Герасименко развернули ожесточенные бои в прибрежной части донской столицы. Особенно успешное наступление вел сводный стрелковый батальон 159-й бригады под командованием старшего лейтенанта Г. Мадояна, захвативший привокзальный район. Гитлеровцы предпринимали до 10 атак в сутки, но каждая из них оказывалась неудачной. Противнику не удалось сломить сопротивление советских воинов, удерживавших привокзальный район до подхода главных сил[43].

Бои в Ростове шли буквально за каждый дом. Западнее железнодорожного моста действовали 248-я и 34-я стрелковые дивизии. Постепенно в бой были введены свежие силы 51-й армии. 52-я и 79-я отдельные стрелковые бригады успешно преодолели сопротивление противника и значительно продвинулись вперед севернее Ростова. В обход города с запада вели наступление соединения 44-й армии, конно-механизированная группа генерала Н.Я. Кириченко и части 5-го Донского кавалерийского корпуса генерала А.Г. Селиванова. Храбро сражались гвардейцы 4-го и 5-го казачьих корпусов Дона и Кубани. Они форсировали Дон в районе станицы Елизаветинской, отрезав немцам железную дорогу и шоссе РостовТаганрог. Батарея 2-го конно-артиллерийского дивизиона Д.М. Пескова отразила танковую атаку противника, уничтожив 6 бронемашин из 16. Большую помощь наступающим войскам Красной Армии оказали ростовские партизаны. С момента оккупации до освобождения города ими было выведено из строя около 1000 солдат и офицеров, уничтожено 720 автомашин, 19 танков, 9 мостов, 6 повозок с боеприпасами, сожжено 25 тонн горючего. К утру 14 февраля 1943 г. (день освобождения Ростова-на-Дону) части 28-й армии во взаимодействии с 51-й армией полностью овладели городом. В результате ростовской наступательной операции советские войска продвинулись на 300-450 километров, освободили большую часть Ростовской обл. и 18 февраля перешли к обороне на рубеже реке Миус[44].

О событиях на Южном фронте в последнюю декаду июля 1942 г. более 6 десятилетий молчали историки всех рангов. И почти никто не задался вопросами:

  • почему немецкое командование бросило на штурм Ростова 18 дивизий со средствами усиления на фронте в 100 км, а на Сталинград в то же самое время – только 10 дивизий на фронте в 300 км?
  • почему полностью укомплектованную нашу 56-ю армию в составе 10 обстрелянных и закаленных в боях дивизий и бригад 19 июля без боя сняли с хорошо укрепленных позиций на р. Миус, а уже 25 июля вывели в резерв фронта на доукомплектование? Почему в армии общей численностью 120 тыс. чел. через 6 дней осталось всего 18 тыс. боеспособных бойцов? Что произошло с целой армией за эти несколько дней?

Сейчас, конечно, об этом написано много[45]. Но время, судя по всему, упущено: получив единожды звание «Город воинской славы», Ростов, как и другие непризнанные города-герои, вряд ли будет удостоен более высокой награды. Хотя, если говорить откровенно, непонятно, что мешает руководству страны это сделать, ведь звание «Герой России», как ранее «Герой Советского Союза», сохранено и являет собой пример исторической преемственности. Что же касается связанных с этим юридических моментов, то с учетом общественного мнения в соответствующие законодательные акты всегда можно внести необходимые изменения, а можно и принять новый закон. Как показывает практика, все это возможно при желании и наличии политической воли.

Таким образом, недооценка подвига Ростова-на-Дону, Ржева, Воронежа и многих других российских городов (в основном небольших), выживших и победивших в самой страшной войне, налицо. Мы много говорим о недопустимости переписывания истории, о том, насколько важно и актуально для современной России, особенно молодого поколения, знать правду и беречь память о героическом прошлом, но когда доходит до дела, там, «наверху», часто находятся какие-то веские причины, непостижимые для рядового гражданина. Может быть, речь, как обычно, идет о деньгах? Но ведь нашлись в госбюджете деньги на организацию зимних Олимпийских игр в 2014 г., хотя для спортивной чести и престижа страны совершенно не принципиально, где именно эти игры будут проходить; имеет значение лишь то, насколько успешно выступят на них наши спортсмены. Отыскались средства, тоже весьма немалые, и на подготовку к чемпионату мира по футболу в 2018 г. – даже несмотря на то, что отечественная сборная по этому виду спорта уже много лет, мягко говоря, не блещет результатами. К тому же, сегодня, как известно, из-за непрекращающегося политического давления на нашу страну проведение данного чемпионата в России, равно как и участие в нем российской команды, находится под большим вопросом. А какие огромные средства из бюджета практически впустую ушли на проект «Сколково» с его «перспективными» «нано-технологиями», над которыми сегодня не потешается только ленивый! И этот список тоже можно продолжить, и займет он не одну страницу.

Тем не менее, хочется верить, что пусть не сегодня, но историческая справедливость восторжествует. Ведь не всем девяти российским  городам-героям это звание было присвоено сразу (в 1965 г.): Керчь и Новороссийск были удостоены его через 9 лет, героизм защитников Тулы, вставших на пути немецких танков к Москве, был в полной мере оценен только через 11 лет, а подвиг Мурманска и Смоленска – через 20 лет. В надежде на эту справедливость со стороны руководства страны автор еще 2 года назад, накануне 70-летия Великой Победы, дважды обращался на официальный сайт Президента России с кратким историческим обоснованием и просьбой присвоить звание «Город-герой» трем городам, которым посвящена основная часть данной статьи, однако ответа не получил.

В заключение следует подчеркнуть, что автор статьи не сказал ничего нового, не сделал какого-то открытия. Материалов на данную тему в наши дни – великое множество, а благодаря Интернету с ними может ознакомиться любой желающий. Тем не менее, подобные страницы истории России, к сожалению, остаются для современных молодых людей малоизвестными, поскольку большинство из них пользуется тем же Интернетом для компьютерных игр, просмотра новых фильмов и общения в различных социальных сетях. Хочется верить, что статья заставит хотя бы некоторых из нынешних слушателей, курсантов и особенно студентов задуматься, пробудит у них интерес к военно-патриотической тематике, к героическому прошлому нашей великой Родины.

 Список литературы:

1. Приказ Народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 г. [Электронный ресурс]. URL: http://vlastitel.com.ru/stalin/vov/227.html.2. Указ Президиума Верховного Совета СССР 8 мая 1965 г. «Об утверждении положения о высшей степени отличия – звания «Город-герой» [Электронный ресурс]. URL: http://www.libussr.ru/doc_ussr/usr_6240.htm.3. Положение об условиях и порядке присвоения почетного звания Российской Федерации «Город воинской славы» (в редакции Указа Президента Российской Федерации от 27.04.2007 г. № 557) [Электронный ресурс]. URL: http://www.kremlin.ru/acts/bank/24629.

  1. Материалы официального сайта «Союз городов воинской славы» [Электронный ресурс]. URL: http://srgvs.ru/goroda-voinskoy-slavy.
  2. Загадки Ржевской битвы (по материалам Н. Чарухчевой) [Электронный ресурс]. URL: http://www.k2x2.info/istorija/100_velikih_tain_vtoroi_mirovoi/p34.php.

6. О Ржевской битве [Электронный ресурс]. URL: http://voynablog.ru/2013/07/20/o-rzhevskoj-bitve/.

  1. Ржевская битва 1941–1943 гг.: через полвека умолчания [Электронный ресурс]. URL: http://1942.rzev.ru/rshew_history.html.
  2. Ржев. История присвоения почетного звания «Город воинской славы» [Электронный ресурс]. URL: http://pobeda.poklonnayagora.ru/city/6.htm.
  3. Ржев в годы Великой Отечественной войны [Электронный ресурс].URL:http://rzev.ru/modules/myfiles/myfile03.php.

10. Убиты подо Ржевом: 75 лет самой кровопролитной битве человечества. [Электронный ресурс]. URL: http://mirnews.su/interesnoe/zagadki-istorii/9715.

11. 25 января – День освобождения Воронежа [Электронный ресурс]. URL: http://pandia.ru/text/78/432/20406.php.

  1. Маленькие герои большой войны [Электронный ресурс]. URL: http://www.myshared.ru/slide/1325755/.
  2. Воронеж: грозное лето 1942-го. [Электронный ресурс]. URL: http://mywebs.su/blog/history/30538/.
  3. Воронеж. Мемориальный комплекс «Чижовский плацдарм» [Электронный ресурс]. URL: http://s16-n425.livejournal.com/228545.html.

15. Воронеж – «Сталинград» на Дону [Электронный ресурс]. URL: https://cont.ws/@osa777/301711.

16. Сражение за Воронеж [Электронный ресурс]. URL: https://forum-antikvariat.ru/index.php/topic/216943-srazhenie-za-voronezh.

17. Неизвестная битва [Электронный ресурс]. URL: http://ruskline.ru/analitika/2011/01/25/neizvestnaya_bitva.

  1. Партизанское движение в Великой Отечественной войне. Воронежские партизаны [Электронный ресурс]. URL: http://bvf.ru/forum/showthread.php?t=829843.

19. Ростовчане в боях за Родину [Электронный ресурс]. URL: http://mirznanii.com/a/333841/.

20. 14 февраля – день освобождения Ростова [Электронный ресурс]. URL: https://www.temernik.ru/forum/rostov-voennyj/825.

21. Оборона Ростова-на-Дону. Июль 1942 года [Электронный ресурс]. URL: http://forumrostov.ru/topic/49294.

22. Оккупация Ростова [Электронный ресурс]. URL: http://das-foland.livejournal.com/152436.html.

  1. Ростов в годы войны 1941–1945 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://licey11-rostov.ru/sites/default/files/PaxHeader/rostov.pdf.

24. «Кровавая неделя»: как Ростов-на-Дону пережил восьмидневную оккупацию. [Электронный ресурс]. URL: https://topwar.ru/104442.

25. Как освобождали «Ворота Кавказа». [Электронный ресурс]: https://topwar.ru/90833.

26. 56 армия. Рассекреченные архивные материалы [Электронный ресурс]. URL: http://don1942.ru/svedeniya-iz-arkhiva-oborony/item/56-armiya.

  1. В.И. Афанасенко, Е.Ф. Кринко. 56-я армия в боях за Ростов [Электронный ресурс]. URL: http://www.universalinternetlibrary.ru/book/63245/chitat_knigu.shtml.

28. Оборона Ростова-на-Дону. Июль 1942 года. [Электронный ресурс]. URL:  http://forumrostov.ru/topic/49294 и др.

29. Хорст Гроссман. Ржевский кошмар глазами немцев [Электронный ресурс]. URL: http://www.libros.am/book/read/id/315622/slug/.

30. Курт Фон Типпельскирх. История Второй мировой войны [Электронный ресурс]. URL:  http://modernlib.ru/books/.