Home / Государственное регулирование сферы безопасности / Мельков С.А., Перенджиев А.Н. Политическая месть в метрополитене Санкт-Петербурга ближе к теракту или к диверсии: постановка проблемы

Мельков С.А., Перенджиев А.Н. Политическая месть в метрополитене Санкт-Петербурга ближе к теракту или к диверсии: постановка проблемы

Мельков Сергей Анатольевич – заведующий кафедрой

государственного и муниципального управления

Академии гражданкой защиты МЧC России

доктор политических наук, профессор

304304@mail.ru

Перенджиев Александр Николаевич – старший преподаватель

кафедры государственного и муниципального управления

Академии гражданкой защиты МЧC России

кандидат политических наук

000212@mail.ru

 

Политическая месть в метрополитене Санкт-Петербурга ближе к теракту
или к диверсии: постановка проблемы

Political revenge in the St. Petersburg subway closer to the terrorist attack

Or to sabotage: the statement of the problem

 

Аннотация. В статье рассмотрены некоторые особенности политической мести, отличающие ее от мести обычной. Проанализирована некоторая схожесть политической мести и мести обычной. В авторском варианте выстроена структурная схема акта политической мести. Рассмотрена взаимосвязь политической мести с террористическими актами и диверсиями. Отдельным блоком месть рассмотрена как метод деятельности мафии. В целом месть рассмотрена как метод насильственных действий негосударственных субъектов, являющихся, согласно теории М. Вебера, «нестационарными бандитами» и постоянно бросающими вызов государству.

Статья подготовлена в рамках научной школы «Государственная политика и управление», функционирующей в Академии гражданской защиты МЧС России на постоянной основе.

            Abstract. The article discusses some features of political revenge that distinguish it from ordinary revenge. Analyzed some similarity of political revenge and revenge usual. In the author’s version, the structural scheme of the act of political revenge is built. The interrelation of political revenge with terrorist acts and sabotage is considered. A separate block of revenge is considered as a method of the mafia. In general, revenge is considered as a method of violent actions by non-state actors who, according to M. Weber’s theory, are «non-stationary bandits» and constantly challenging the state.

The article was prepared within the framework of the scientific school «State Policy and Management», functioning in the Civil Defense Academy EMERCOM of Russia on a permanent basis.

Ключевые слова: атавизм, взрыв как диверсия, война террористическая, как герой, кровная месть, мафия, месть политическая, методы мести, не работающее право, партизан, персонифицированное действие, политическая цель, политические требования не выдвигаются, политический институт, Политическое, проблема идентификации, сближение мести и терроризма, скрытая реальность, скрытность, социально-поощряемый мотив, схема акта политической мести, схожесть, тайная операция, террорист, цель мести.

Keywords: atavism, explosion as sabotage, war as terrorist, as a hero, blood feud, mafia, political revenge, methods of revenge, not working law, guerrilla, personified action, political goal, political demands are not put forward, political institute, Political, identification problem, Rapprochement of revenge and terrorism, hidden reality, secrecy, socially-encouraged motive, scheme of an act of political revenge, similarity, secret operation, terrorist, the purpose of revenge.

 

Рецензия

Текст статьи в PDF

 

Актуализация. Нам уже ранее приходилось писать о том, что «сегодня в мире существует огромное число фактов, событий, которые объясняются/интерпретируются политиками и чиновниками достаточно примитивно и просто (например, «это терроризм» – чаще всего почти всегда звучит именно такая оценка). И не всегда эти публичные оценки разделяются впоследствии научным и экспертным сообществами» [1, С. 144]. Действительно, апрельский террористический акт в Санкт-Петербургском метрополитене, при всей схожести с обычным терактом, имеет и существенные отличия от него.

Во-первых, давно уже стало понятно, что террористические акты не только не разделяют российское общество на отдельные боящиеся личности, а наоборот только сплачивают россиян. В том числе и вокруг власти, в частности, вокруг президента страны. Этот факт стал аксиоматичным, и не только, кстати, для российских ученых. Соответственно, в данном теракте в Санкт-Петербургском метрополитене нами ставится под сомнение обычная цель обычного теракта – наведение на население «страха, ужаса», а уже затем – воздействие через население на власть. Пока эта цель в данном конкретном случае не просматривается.

Во-вторых, в очередной раз после теракта в Санкт-Петербургском метрополитене не было выдвинуто никаких серьезных политических требований. У кого-то может, наверно, возникнуть мысль об уголовной подоплеке данного теракта. Но мы тут же ее отбросим, не имея ни причин для поддержания уголовной версии, ни соответствующих мотивов террористов (даже если предположить, что мотивом могла стать уголовная разборка, то следует признать: 1) такой способ, как минимум не эффективным и 2) вряд ли крупные преступные авторитеты, либо бизнесмены ездят в метро).

В-третьих, взрыв в петербургском метро был произведен в момент нахождения в Санкт-Петербурге главы российского государства В.В. Путина и синхронно – на 4-ой минуте его выступления на медиа-форуме Общероссийского народного фронта. То есть, террористы практически прямо указывали, кому адресован этот кровавый акт в подземке города, где 100 лет назад последний российский царь отрекся от престола, а немного позже было свергнуто Временное правительство (так и тянет на выстраивание параллелей).

В-четвертых, в ходе оперативно-розыскных мероприятий российскому обществу так и не было представлено доказательств связи исполнителя теракта уроженца Киргизии, гражданина России А. Джалилова с ИГИЛ или с какой-либо известной на сегодня в мире террористической организацией. Так, например, генерал-майор ФСБ в запасе А. Михайлов заявил в интервью российским СМИ, что «следствие рассматривает, как минимум три враждебные России группы, которые могли спланировать теракт в метро Санкт-Петербурге – от украинских диверсантов до внутренних экстремистов»[1]. Обратим внимание: публично доминирует политическая причинность мотивов тех, кто совершил теракт в Санкт-Петербургском метрополитене. В то же время некий намек А. Михайлова на внутренние силы, якобы способные провести взрыв в этом метро, мы пока считаем некорректным и, скорее всего, дезориентирующим общество.

В-пятых, оценка многих зарубежных СМИ теракта в Санкт-Петербургском метрополитене сводится к тому, что теракт стал местью России со стороны различных политических субъектов. Так, например, издательский дом «Коммерсантъ» приводит мнение британского телеканала Sky News, которое сводится к тому, что «господин Путин оправдывал действия своей страны в Сирии таким образом: лучше бороться с примерно 7 тыс. экстремистов из бывших советских республик на Ближнем Востоке, говорит он, чем воевать с ними у себя дома. И, тем не менее, … внешняя политика России создала ей массу врагов – людей, которые не против причинить боль, и ему самому, и его согражданам»[2]. Последнее утверждение представляется нам достойным специального анализа.

Что мы знаем о мести? Проблематизация. Слово «Месть» толковый словарь Ушакова определяет как «Намеренное причинение зла, неприятностей с целью отплатить за оскорбление, обиду или страдания … Желание отомстить»[3]. Этимология этого слова, впрочем, намного шире желания отомстить, месть также синонимична вендетте, воздаянию, мщению, отмщению, отместке, отплате, фурии, расплате, измене, брани, превратному, ложному, злодеянию, мзде[4] и т.д.

Самым известным примером виртуозной и изящной, по мнению авторов статьи, местью является сюжет романа Александра Дюма «Граф Монте Кристо». В этом классическом литературном произведении действия главного героя Эдмона Дантеса вызывают у читателей понимание, поддержку и симпатию. Однако, как отмечают некоторые рецензенты, сложно увидеть в его деяниях добрые помыслы. Он протягивал руку помощи, но только своим добродетелям; он калечил жизни, но только жизни своих обидчиков; он мстил, но месть та была оправдана его смертью, ибо в замке Иф умер молодой мальчишка, который ранее ни на кого не держал зла[5].

Или другой пример. В текущем году на мировые экраны должен выйти новый американский художественный фильм «Последствия» с Арнольдом Шварценеггером в главной роли. По сюжету данного фильма герой теряет в авиакатастрофе жену и беременную дочь. Он решает сам наказать диспетчера, виновного в происшествии. Что важно: данный фильм основан на реальной истории Виталия Калоева, совершившего убийство авиадиспетчера П. Нильсена, реально виновного в гибели самолета Ту-154М российской компании «Башкирские авиалинии» и 71 человека, в том числе 52 ребенка.

Действительно, 2 июля 2002 года в небе над Германией столкнулись Ту-154М российской компании «Башкирские авиалинии» и транспортный самолет «Боинг-757» американской почтовой авиакомпании. Виновными в страшной катастрофе оказались диспетчерские наземные службы Швейцарии[6]. В работе швейцарской службы было выявлено грубое нарушение должностных инструкций. Во время подобных отключений за пультом должны находиться как минимум два диспетчера. Дежурил же один П. Нильсен, разрешивший напарнику поспать. Даже с телефоном возникли проблемы – швейцарский диспетчер долго не мог связаться со своими немецкими коллегами.

После того, как самолеты рухнули, одним из первых к месту трагедии примчался В. Калоев, архитектор и строитель из Владикавказа, работавший в Европе. Он встречал в аэропорту Барселоны всю свою семью – жену Светлану, десятилетнего сына Костю и дочурку Диану. Там и узнал о том, что случилось. Калоев даже принял участие в поисках и опознании погибших…. На месте катастрофы он нашел только бусы своей юной дочери Дианы. А ее саму нашли в трех километрах от места падения самолета.

Однако 25 февраля 2004 года датчанин П. Нильсен, тот самый авиадиспетчер швейцарской компании «Скайгайд», был убит. Убийство произошло в собственной квартире Петера, неподалеку от Цюриха в присутствии его жены и троих детей. Основной версией убийства П. Нильсена, рассматривавшейся швейцарской полицией, стала месть Калоева, который в той авиакатастрофе потерял жену и двоих детей, человеку, которого он считал главным виновником происшедшей трагедии. 26 октября 2005 года В. Калоев был признан виновным и приговорен к восьми годам заключения. 8 ноября 2007 года В. Калоев решением суда был освобожден за примерное поведение по отбытии части срока. 13 ноября 2007 года В. Калоев прибыл на территорию России, где был тепло встречен в аэропорту как герой. Сейчас он работает в правительстве Северной Осетии[7]. Помнится, в нашей стране многие его поступком если не восхитились, то отзывались с пониманием.

Известно, что там, где закон бессилен, а общество неспособно противостоять отдельным девиациям, – полагает российский исследователь А.Л. Боер, – человек использует свое право расплаты за нанесенную обиду, право наказывать обидчика в удовлетворение собственного (внутреннего) чувства справедливости. Восстановление справедливости в том виде, в котором ее представляет конкретный субъект, проявляется в нем на уровне потребностей и приводит порой к неадекватному восприятию тех или иных социальных явлений и соответственно к девиантному, в том числе преступному, поведению. По нашим оценкам, мотив мести служит движущей силой как минимум в 23 % случаев насильственных преступлений[8]. При этом, как отмечает А.Л. Боер, месть нельзя однозначно отнести к социально-негативному либо социально-поощряемому мотиву. Это сложное, многоаспектное явление, требующее тщательного изучения[9].

Полагаем также необходимым обратить внимание на такой особый вид неполитической мести, как кровная месть. Представляется интересным по этому поводу мнение исследователя М.М. Омарова о том, что убийства по мотивам кровной мести очень редки в судебной практике. Но это не есть зеркальное отражение действительности. Зачастую нераскрытые преступления на Кавказе – результат верности старым горским обычаям. Убийства на почве кровной мести совершаются по многим причинам. Но среди них наибольшее значение имеют следующие: ослабление государственной власти, недостатки деятельности правоохранительных органов, живучесть обычая кровной мести в правосознании горцев, использование обычая кровной мести в клановых разборках, для прикрытия экономических, политических, чисто уголовных интересов[10]. Фактически кровная месть – это обычай, возникший тогда, когда право в современном его понимании (установленные государством нормы, правила и ограничения) еще, видимо, не существовало.

Политическая месть как политический институт: атавизм или скрытая реальность? Однако месть на бытовом уровне отличается от мести политической. Во-первых, последняя происходит только в общественно-публичном пространстве. Во-вторых, «бытовая» месть направлена на конкретных лиц – обидчиков и/или близких им людей (родственников, друзей и т.д.), то есть, по сути, на малую группу. Политическая же месть, как правило, осуществляется против такого крупного политического института, как государство. Например, один из авторов статьи – Перенджиев А.Н., придерживается мнения, что теракты 13 ноября 2015 в Париже, 20 ноября 2015 года в столице западноафриканского государства Мали городе Бамако и теракт в Ницце 14 июля 2016 года были направлены против Франции, в целях мести за невыплаченные долги правительства и крупных политиков этой страны[11].

Полагаем, совсем не случайно, еще задолго до этих событий, в 2011 году многие видные общественные и политические деятели обратили внимание на то, что в качестве истинной подоплеки начала войны в Ливии были финансовые долги президента Франции Николя Саркози перед Муаммаром Каддафи. Например, об этом заявил в августе 2011 года глава ФИДЕ К. Илюмжинов в своём интервью «Московскому комсомольцу»[12].

Также политическая месть может быть направлена в отношении других элементов политической системы – политических партий и общественно-политических движений, общественных организаций, религиозных объединений и средств массовой информации. Например, во время расстрела исламистами сотрудников журнала «Charlie Hebdo» 7 января 2015 года, по данным очевидцев, которые смогли запечатлеть момент нападения, двое вооруженных автоматом Калашникова и гранатометом людей в масках, расстреливавших людей, на плохом французском выкрикивали, что они таким образом «отомстили за пророка» [13]. Дело в том, что сатирический еженедельник Charlie Hebdo действительно неоднократно печатал на своих страницах карикатуры на пророка Мухаммеда, чем вызывал возмущение верующих мусульман (степень их веры или неверие нас сегодня не интересует). В 2006 году Charlie Hebdo перепечатал карикатуры на пророка Мухаммеда, появившиеся в датском издании Jyllands-Posten[14].

Кроме этого, политическая месть может быть направлена против представителей определенного народа, этноса, определенной идеологии. Например, в феврале 2015 года прошли сообщения о том, что в Одессе по ночам горят автомашины, принадлежащие украинским националистам. Неизвестные взрывают и поджигают двери их офисов и иных заведений в качестве мести за сожжение активистов движения «Антимайдан» в Доме Профсоюзов 2 мая 2014 года[15]. Известный «норвежский стрелок» А. Брейвик свои теракты
22 июля 2011 года – взрыв в Правительственном квартале Осло и расстрел молодежных активистов правящей Рабочей партии на острове Утейа – объяснил своей местью норвежским властям за политику мультикультурализма[16].

Как видим из вышеприведенных примеров, основными методами политической мести являются террористический акт и диверсия. Именно в этом происходит сближение мести в политической сфере и политики террора – терроризма.

Схожесть также заключается в объекте воздействия – государство, политические и общественные институты, СМИ, представители властных структур. Субъектами политической мести и терроризма могут быть также политические субъекты – государства, негосударственные политические организации. Например, действия официального Киева в настоящее время по организации продовольственной, транспортной, энергетической и водной блокаде Крыма[17], а также попытка осуществления диверсий и терактов сотрудниками Главного управления МО Украины на Крымском полуострове[18], в первую очередь являются политической местью его жителям за возвращение Крыма в Россию в результате референдума. При этом попытки осуществления терактов украинскими военнослужащими на территории России относится уже не столько к терроризму, сколько к актам террористической войны. Недаром на эмблеме ГУР МО Украины изображена сова, пронзающая мечом территорию РФ, выделенную, для полной ясности, серым цветом[19].

Кроме этого, по мнению авторов данной статьи, схожесть политической мести и терроризма/террористической войны заключается в скрытности (закрытости) их осуществления, то есть в обоих случаях осуществляется исключительно в форме тайной операции. При этом, месть в политической сфере и терроризм формируют в обществе политический страх, который, по мнению профессора Санкт-Петербургского государственного университета, доктора политических наук И.В. Радикова, является инструментом политического управления и способствует появлению заторможенного политического мышления людей, которое не позволяет им критически и самостоятельно осмыслить ту или иную ситуацию[20].

Далее постараемся в авторской интерпретации выстроить структурную схему акта политической мести.

  1. Причина для мести (назовем ее потребностью в последующем действии) должна быть и она обязательно должна быть политической. Или хотя бы восприниматься таковой.
  2. Осознанная причина должна превратиться в политический интерес обиженного для последующего политически мотивированного действия.
  3. Скорее всего, месть осуществляется самими теми силами (самой той силой), которые считают себя обиженными, униженными, пострадавшими, и которые хотят отомстить. Любо обиженный ищет за деньги того, кто может выполнить акт мести.
  4. Политическая месть, как правило, осуществляется с помощью методов террора и диверсии.
  5. Месть в политической сфере является одновременно еще и актом политического управления.

Мафия и месть. Реальную связь политического управления и политической мести рассмотрим на примере мафии, используя книгу профессора из Санкт-Петербурга В.В. Волкова «Силовое предпринимательство». По аналогии с государством, являющимся «хорошо организованным охранным рэкетом» [5, С. 37], В.В. Волков формирует важнейшую для нашего исследования методологическую мысль: согласно теории политического сообщества М. Вебера исходным пунктом государственного строительства всегда была группа «организованных мародеров», которые постепенно встраивались в территориальное сообщество, ограничивая использование силы и направляя ее вовне при поддержке сообщества и в его интересах [5, С. 38]. Речь идет о государстве и иных политических субъектах, которых можно охарактеризовать как «стационарного бандита».

Пропуская многочисленные рассуждения В.В. Волкова по поводу самого процесса встраивания «стационарного бандита» в общественные отношения, процитируем лишь его окончательный вывод. «Чем длительное господство этого бандита, тем ближе изъятие им ресурсов к оптимальному уровню и тем больше блага, доставляемые стационарным бандитом обществу, следовательно, тем менее бандит походит на грабителя и тем более – на государство, то есть тем легитимнее и, следовательно, эффективнее и стабильнее его господство и т.д., по кругу» [5, С. 39].

Таким образом, на примере мафии, террористов, экстремистов, полагают авторы данной статьи, мы наблюдаем сегодня нестационарных бандитов, которые постоянно бросают вызов стационарному бандиту – государству. В частности, мафия, пишет
В.В. Волков, представляет собой упрощенный аналог или субститут государства, использующий насилие в качестве важнейшего ресурса предпринимательства [5, С. 43]. Но зачем мафии нужна кровная месть?

В первом системном описании мафии, свидетельствующем о ее системном влиянии – имеется в виду публикация в 1976 году Леопольда Франчетти – мафия была описана как «индустрия насилия» – совокупность подпольных ассоциаций, имеющих законы, правила членства, санкции и промышляющих незаконным насилием. Так вот, среди санкций со стороны мафии месть занимает очень даже видное место. Месть рассматривалась как санкции (ключевое слово!) со стороны мафии в ответ на невыполнение приказа со стороны мафиозо, трактующееся как неуважение к нему; неумение хранить тайну, доверенную мафиозо; невыполнение данного мафиозо обещания [5, С. 48-49].

Очень важный момент в описании В.В. Волковым мафии связан с пониманием мафиозо не как должности или профессии, а как социальной роли или социальной функции. То есть, мафиозо мог иметь любой профессиональный статус. Для нас это понимание очень важно в разговорах с теми людьми, которые думают, что президенту России не может бросить вызов или мстить ему какой-нибудь «чудак», явно по статусу уступающий главе государстве. Мы же считаем, что статус при организации мести вообще ни причем, значение имеет лишь доступ «мафиозо» (реального, потенциального и даже виртуального) к силовому ресурсу и стремление совершить акт наказания того, кто действует не по правилам мафии. Тем самым мафии заполняет те части социального и политического спектра, не занятые государством.

Выводы по статье. Не думаем, что мы полностью раскрыли проблематику мести в деятельности мафии (в самом широком смысле этого слова). Мы лишь старались актуализировать проблему. А отвечая на поставленный в названии статьи вопрос, отметим, что, на наш взгляд, взрыв в метро Санкт-Петербурга – это акт политической мести в форме террористической диверсии.

Возможно, что данная научная статья будет полезна кому-то из специалистов российских спецслужб. Кроме того, полагаем, она может быть полезной при изучении таких учебных дисциплин, как «Общественная безопасность», «Политическая безопасность», «Национальная безопасность России», «Антитеррористическая политика», «Теория международной безопасности», «Политика противодействия экстремизму», «Кратология», «Теория общественного выбора», «Политическая антропология», «Политическая психология», «Современная российская политика».

Основные идеи и концепции, изложенные в статье, могут быть полезны при выработке решений и механизмов по противодействию технологиям «цветных революций», другим «мягким» формам государственного переворота и любым видам экстремистской деятельности.

Кроме того, у авторов данной научной статьи все же есть твердое ощущение, что в нашей стране немало людей, которые после славного (!) выполнения своего воинского долга в различных «горячих точках» не могут выехать за границу, поскольку их разыскивают за воинские преступления международный трибунал и многочисленные общественные организации. Так вот, мы считаем, что руководству нашего государства перед принятием решения о применения вооруженных сил и/или различных сил специального назначения на территории других стран не мешало бы как следует подумать о будущем этих людей (Защитников Родины) и их родственников.

Литература

  1. Алейникова Л.Г., Мельков С.А., Микрюков В.О., Перенджиев А.Н. Теория партизана: продолжение теоретической проблематизации // Власть. – 2017. – № 3. – С. 143-155.
  2. Боер А.Л. Месть в мотивационной структуре преступного поведения (криминологический и уголовно-правовой аспекты): дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2002. – 228 c.
  3. Мельков С.А., Перенджиев А.Н. «Норвежский стрелок» и европейская безопасность: кто сильнее? // Вестник аналитики, 2011. № 3. С. 75-84.
  4. Омаров М.М. Убийство по мотивам кровной мести (уголовно-правовой и криминологический анализ по материалам Республики Дагестан): дис. … канд. юрид. наук. – Махачкала, 2006. – 159 с.
  5. Радиков И.В. Политический страх, как фактор современной политики // Власть, 2017. № 4. С. 43-49.
  6. Волков В.В. Силовое предпринимательство, XXI век: экономико-социологический анализ. – СПб.: Изд-во Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2012. – 352 с.

[1] Генерал ФСБ назвал возможных заказчиков теракта в Петербурге. Первые версии: к взрыву в метро могут быть причастны три группы [Электронный ресурс] // www.mk.ru [сайт]. URL: http://www.mk.ru/politics/2017/04/03/general-fsb-nazval-vozmozhnykh-zakazchikov-terakta-v-peterburge.html (дата обращения: 16.04.2017).

[2] «Внешняя политика России создала ей массу врагов». Зарубежные СМИ о теракте в метро Санкт-Петербурга [Электронный ресурс] // kommersant.ru [сайт]. URL: http://kommersant.ru/doc/3261627 (дата обращения: 16.04.2017).

[3] Месть [Электронный ресурс] // Толковый словарь Ушакова [сайт]. URL: http://oldword.ru/word/2670/ (дата обращения: 10.04.2017).

[4] Этимологический словарь русского языка. Фасмер Макс [Электронный ресурс] // classes.ru [сайт]. URL: http://www.classes.ru/all-russian/russian-dictionary-Vasmer-term-7655.htm (дата обращения: 10.04.2017).

[5] Элайна де Гарц. Рецензия на книгу Александра Дюма «Граф Монте Кристо» [Электронный ресурс] // livekniga.ru [сайт]. URL: http://livekniga.ru/graf-monte-kristo (дата обращения: 02.05.2017).

[6] Михайлов А. Убить диспетчера и стать героем // Pravda.ru [сайт]. URL: https://www.pravda.ru/society/fashion/couture/02-07-2012/1120749-skygayd-0/ (дата обращения: 02.05.2017).

[7] Там же.

[8] Боер А.Л. Месть в мотивационной структуре преступного поведения (криминологический и уголовно-правовой аспекты): Дис. … канд. юрид. наук. – СПб., 2002. – С. 4.

[9] Боер А.Л. Указ. соч. – С. 4.

[10] Омаров М.М. Убийство по мотивам кровной мести (уголовно-правовой и криминологический анализ по материалам Республики Дагестан): дис. … канд. юрид. наук. – Махачкала, 2006. – С. 8.

[11] Теракт в Мали, Париже и над Синаем – кровная расплата за долги Франции? [Электронный ресурс] // riafan.ru [сайт]. URL: https://riafan.ru/483826-terakt-v-mali-parizhe-i-nad-sinaem-krovnaya-rasplata-za-dolgi-francii (дата обращения: 02.05.2017).

[12] Абдуллин Р. Илюмжинов – о своей беседе с Каддафи [Электронный ресурс] // www.mk.ru [сайт]. URL: http://www.mk.ru/politics/2011/08/24/617456-ilyumzhinov-o-svoey-besede-s-kaddafi.html (дата обращения: 02.05.2017).

[13] СМИ: напавшие на Charlie Hebdo кричали, что «отмстили за пророка» [Электронный ресурс] // ria.ru [сайт]. URL: https://ria.ru/world/20150107/1041692451.html (дата обращения: 02.05.2017).

[14] Нападение на Charlie Hebdo в Париже: террористы против свободы слова » [Электронный ресурс] // ria.ru [сайт]. URL: https://ria.ru/world/20150107/1041714397.html (дата обращения: 02.05.2017).

[15] Одесса мстит. Город у Черного моря вступил в подпольную борьбу с киевской хунтой [Электронный ресурс] // www.pravda-tv.ru [сайт]. URL: http://www.pravda-tv.ru/2015/02/02/120211/odessa-mstitl (дата обращения: 02.05.2017).

[16] Мельков С.А., Перенджиев А.Н. «Норвежский стрелок» и европейская безопасность: кто сильнее? // Вестник аналитики, 2011. № 3. С. 76-77.

[17] Украина построила новую дамбу, чтобы перекрыть подачу воды в Крым [Электронный ресурс] // ria.ru [сайт]. URL: https://ria.ru/world/20170430/1493405189.html (дата обращения: 02.05.2017).

[18] Стали известны новые подробности готовившихся терактов в Крыму [Электронный ресурс] // ria.ru [сайт]. URL: https://ria.ru/incidents/20160812/1474265240.html (дата обращения: 02.05.2017).

[19] Александр Перенджиев: Задача украинской разведки – вести террористическую войну против России [Электронный ресурс] // nevnov.ru [сайт]. URL: https://nevnov.ru/468927-aleksandr-perendzhiev-zadacha-ukrainskoi-razvedki-vesti-terroristicheskuyu-voinu-protiv-rossii (дата обращения: 02.05.2017).

[20] Радиков И.В. Политический страх, как фактор современной политики // Власть. – 2017. – № 4. –
С. 44-45.